Диалектика Русских Триглавых Крестов ЗЗ. Подробности

  • Размер шрифта:

© Leo Sharq, 2015



Моему Другу, Наставнику и Учителю, величайшему русскому православно-христианскому любомудру и "книжнику" 20-го века от Рождества Христова Алексею Фёдоровичу Лосеву п о с в я щ а ю

…диалектика по существу своему абсолютно гомогенна и монистична.
А.Ф.Лосев, Античный космос и современная наука

Недоразумения в делах - наиболее частое следствие недопонимания в словах
ОИЛА Льва Восходящего

Одна и та же вещь, одна и та же личность может быть, следовательно, представлена и изображена бесконечно разнообразными формами, смотря по тому, в каком плане пространственно-временного бытия мы ее мыслим. Сами же эти планы ниоткуда не могут взяться сами по себе, так как они не больше как становление вечности. Следовательно, если в становлении может стать только то, что есть в том, что именно становится, то планы пространственно-временного бытия суть не больше как алогически, т.е. более или менее слепо, повторенные планы и различия самой вечности.
А.Ф.Лосев, Диалектика мифа

И так они в решении сошлись,
Но, не поняв друг друга, подрались.
Не знали, называя виноград,
Что об одном и том же говорят.
Невежество в них злобу разожгло,
Ущерб зубам и ребрам нанесло.
О, если б стоязычный с ними был,
Он их одним бы словом помирил.

Джалаладдин Руми, Рассказ о винограде ["персидском ангуре" = "арабском эйнабе" = "турецком узюме" = "греческой стафили"]

В системе наиболее диалектически разработанной космологии – античной, – как я показал в «Античном космосе», – мыслится четыре или, подробнее, пять планов: Огонь (первоединое), Свет (ум, идея), Воздух (Душа, Дух), Земля (софийное тело), Вода (окачественность четвертого начала через первые три). Существует, следовательно, по крайней мере, пять типов пространства, пять типов времени и пять типов телесности (не входя в дальнейшую детализацию), – огненное тело, световое тело, воздушное тело, земляное тело и водяное тело, – и, стало быть, пять типов оформления, пять типов образности, пять типов символов.
А.Ф.Лосев, Диалектика мифа

Степень ощущения полноты бытия может быть сравнима только со степенью жадности в живущем
Лев Восточный (где-то когда-то в возрасте «юнната»)

Таким образом, ни монизм (голый), ни плюрализм (голый) не могут быть оправданы чисто диалектически. Их оправдание – в мифологии и в догматическом богословии.
А.Ф.Лосев, Диалектика мифа

Креста на тебе нет
Русское народно-фольклорное «определение» «чужого»

Космос можно представить себе как систему пяти (или, лучше, бесконечного количества) пространств и времен. Каждая сфера мира обладает специфически свойственным ей типом пространства и времени, где эти последние пребывают в покое или в равномерном движении. Но, силою алогической стихии, каждая сфера может содержать в себе и иноприродные пространства и времена, которые могут быть в относительной дисгармонии с теми, которые для данной сферы специфичны.
А.Ф.Лосев, Диалектика мифа

Лишь одно на земле постоянно,
словно свет звезды, что ушла, –
продолжающееся сияние,
называли его душа.

Андрей Вознесенский, Оза

Мало того, эта экстатически сверхсмысловая точка сама диалектически обоснована. Мы именно видим, что диалектика требует этого иррационального пульса, что мыслимость требует, чтобы была и немыслимость, чтобы было, следовательно, и тождество мыслимости и немыслимости, которое, конечно, уже не может по этому самому стать только мыслимостью или только немыслимостью. Раз это — тождество, то оно — абсолютное «сверх», абсолютно необсуждаемое и сверхпредметное бытие. Правда, этот апофатизм только и возможен в условиях явления этой сверхпредметности и, следовательно, символизма. Апофатизм и символизм, таким образом, — диалектически необходимые моменты единого целого.
А.Ф.Лосев, Диалектика художественной формы

Дайте кусочек оргазма
Дамы и господа
Дайте
Уж душат спазмы
Нудно и безобразно
Нет
Не хочу соблазнов
Грязных
Всегда заразных
Дайте кусочек оргазма
Чистого
Как вода

Эль Взоров, Дайте кусочек оргазма

Диалектика как чистое мышление, – не есть мифология. Но такая диалектика неосуществима. Она всегда имеет под собой определенную мифологию, так как самое направление и распределение категорий может варьироваться на тысячу ладов.
А.Ф.Лосев, Диалектика мифа


Как и обещал ранее, сегодня я буду «улучшать» «восприятие и доходчивость» «стихийной и знаковой организации» ЗЗ в «душевном континууме», т.е. «прорисовывать» все двенадцать «треугольников» ЗЗ «второго порядка» с акцентом на «непосредственную данность» «синтетической составляющей» каждого такого «треугольника» ЗЗ в «жизненном потоке».

А ещё я постараюсь «указать-обозначить» «связь» «пяти основных категорий диалектики» (сущее, тождество, различие, движение, покой) с «получаемыми конструкциями» (как «это» мне представляется» сегодня).

Крест (Четвёрка) Интеграторов «второго порядка» (Первая-Начальная-Духовная Голова Русского ТриГлава и Змея Горыныча)

«Кругооборот» Интеграторов «второго порядка» на «Плане Души» «развернём» так:

На Схеме 1 данного сообщения все обозначения, за исключением ЗЗЗ с «плюсами» и «минусами», такие же, как и на схемах предыдущего сообщения. «Плюсами» и «минусами» «отмечены» наличие («антитезис») или отсутствие («тезис») «субстанции» соответствующей Стихии в «тезис-антитезисных слагаемых синтеза» Интеграторов.

Посмотрим «ведающим взором» на «стороны треугольников» этой схемы как на «пространства» с точки зрения их «воплощённости» в ССС человека. «Тезисы» и «антитезисы» «легко» и «вполне однозначно» «ассоциируются» с конкретными артериями. [Хотя касательно «непосредственной зримости-видимости» уже и тут есть «отличия» между Высокими и Низкими Стихиями. «Тезисы» и «антитезисы» Интеграторов Высоких «расположены» в разных КК и «связаны» только в «точке начала». «Тезисы» и «антитезисы» Интеграторов Низких «сплетены воедино» на «значительном отрезке» большого КК.] Что же касается «синтезов» Интеграторов, то здесь я «вынужден» со всей «категоричностью» признать, что «это» - самая что ни наесть «виртуальная реальность» и «абстракция» (наподобие «китайских меридианов» - «сосудов циркуляции Ци-Чи-Ки» в восточной медицине).

«Правильнее» же будет сказать, что «здесь и сейчас» мы имеем дело с «чистыми» «символами» и «мифами» «чистых» Стихий традиционной Западной Астрологии в их «антропоморфном» «оформлении». И опять же «на деле» оказывается, что при первой же попытке «реально вживаться» в «эйдосы» и «логосы» «вершинных достижений» «звёздной науки» античности без «включения фантазии и воображения», даже на «материале» «субстанциализированной» и «анатомизированной» «человеческой плоти», ну прямо-таки, никак не обойтись. Благо и Слава Богу, что «человеческая культура» располагает сегодня «всем необходимым», чтобы было «из чего выбирать» и «что включать и включить».

Небольшое «лирическое отступление»

Об Интеграторах Западного Зодиака «вообще-широко»

[До сих пор «Интеграторами ЗЗ» я называл и продолжаю называть «Кардинальные Знаки Западного Зодиака», или Знаки Кардинального Креста традиционной Западной Астрологии. Сегодня, из-за моей «продвинутости» в «раскопках-реставрации-реанимации» «античной мудрости» и из-за моего стремления «говорить по-русски», я хочу немножко «поэкспериментировать-поупражняться-поопытничать» с их «переназыванием-переобозначением-переименованием-синонимизацией»…

Вариант 1. Начальники (Зачинатели, Затейники, Причинники, Озадачники, Авторы, Авторитеты, Духовники, Опытники, Источники, Родники, Практики, Волевики, Силовики, Моралисты…). «Здесь и Сейчас» подчёркивается «момент неудовлетворённости освоенным-усвоенным-своим-известным-обычным-обыденным-…» и «беспрекословный-непререкаемый-императивный» «импульс» «стремления» в «новое-неизвестное-небывалое-иное-…»… Единственно и исключительно «Зачинатели» («архейники» от «архе-начала» с др.-греч.) «свободны-вольны-ответственны» за каждый новый оборот («кругооборот») «становления» и виток «спирали эволюции»…

Вариант 2. «ДаНетики» - «здесь и сейчас» подчёркиваются «моменты» «равновесной неравновесности», «симметричной асимметрии», «равной неравности», «молчаливо-кричащего слова-мысли-сигнала-вопля-громогласия-трубы-…», «словесного-речёного запора-безмолвия»…]

Любой мало-мальски образованный человек сегодня знает о четырёх Стихиях Западного Зодиака (Огонь, Вода, Воздух, Земля). И такого («любого мало-мальски образованного человека») «знатока» я отношу к «любителям-дилетантам-обывателям» в «научной области» «современной Астрологии». А так как «таких людей» на планете Земля под «Звездой по имени Солнце» сегодня «подавляющее большинство», то я «позволяю себе» называть нынешнее «народонаселение Земли» как «поголовно грамотное» в «азах Западной Астрологии». Но есть и «мастера-профессионалы-специалисты-учёные-академики-хозяева-ведуны-колдуны-чародеи-…» Западной Астрологии, которые «различают» не четыре, а восемь «сосен-стихий-элементов» в «лесу Западной Астрологии». «Относительно» «подавляющего большинства» их «количество» ничтожно-исчезающе мало… Но! «Это» - «продвинутое-пассионарное-пионерское-авангардное меньшинство» (опять же в «азах леса Западной Астрологии»). Самое же «интересное и обнадёживающее», на мой «свежий русский» взгляд, заключается в том, что «ни те» («большинство») «ни эти» («меньшинство») «не хотят, не могут и не должны» «из-под палки» «овладевать-владеть» «ведением-гносисом» и «приобретать-иметь» «практические навыки и умения» «благодатного использования» «силы-силушки» Русской Астрологии.

Интеграторы Западных Стихий символизируют тождество (отождествляют в неразрывном единстве) самые-самые принципиальные-парадигмальные-единомножественные-бытийственные-сущностные-существенные-со_творческие-… «несовместимые противоположности и оппозиции» любой и всякой «абстракции и конкретики», «реальности и виртуальности», «действительности и мнимости», «воображаемости-вообразимости-воображённости и воплощаемости-воплотимости-воплощённости».

Понять и принять символизм Интеграторов ЗЗ – это значит понять и принять все и всякие современные «диалектики, мифологии и астрологии» («науки, религии и искусства») в самих их основах, истоках, корнях.

Интеграторы Стихий Запада – это, применительно к ним (Стихиям Запада), «слияние до неразличимости» в одной-единственной «понятийной точке» их «полноты и пустоты» («плеромы» и «келомы»), «присутствия и отсутствия», «наличия и безличия», «плюса и минуса», их «да» и их «нет».

С точки зрения совершенного-завершённого неоплатонизма (одной из целостных и непревзойдённых поныне систем «античной мысли»), Интеграторы Стихий Запада – это тождество «сущего» и «не-сущего» (как «степени» «становления-осуществления» «одного сущего в ином», по Плотину) в СверхСущем ПервоЕдином. Другими словами, Интеграторы западных Стихий «говорят-ведают-повествуют-рассказывают» нам о «рассмотрении-узрении» чего бы то ни было в свете одной из пяти основных диалектических категорий (перечислю-напомню эти категории: сущее, тождество, различие, покой, движение), а именно – в свете категории «сущего».

[Напоминаю главную и основную диалектическую и «любомудрую» русскую «пятичленную формулу» Алексея Фёдоровича Лосева «любой и всякой» «отдельности-уникальности» в «умной-духовной-смысловой-ноэтической-идейной-логосной-словесной-речевой-языковой-… сфере», которую («отдельность-уникальность») он «называет-именует» «по-гречески» «эйдосом или идеей», а «переводит» на «русский» как «живой лик» (близко к «автору-первоисточнику» и «по памяти»): «Эйдос – это единичность (координированная раздельность) сущего (смысла) самотождественного различия подвижного покоя». Я очень надеюсь, что «продвинутые учёные (настоящие и будущие учащиеся) нашей школы» вполне и однозначно «понимают», что «самотождественное различие» А.Ф.Лосева «синонимично» «топосу» («пространству», «мужественности традиционной Западной Астрологии»), а «подвижный покой» - «хроносу» («времени», «ритму», «регулосу», «женственности традиционной Западной Астрологии»), и что «любая и всякая» «единичность» (в данном контексте и на «любых уровнях-ступенях-степенях-планах-шкалах-градациях-потенцированиях-делюциях…» «развития-свития», «разворачивания-сворачивания», «разрежения-сгущения», «эволюции-инволюции», «индукции-дедукции» и «эманации-реверсии» «бытия») вполне «очерчена-самозамкнута-самодержавна-автономна-автаркийна-…-любые_ другие_ самосамостности_ самосамойности_ духовного_ истокового_ родникового_ корневого_ апофатического_ таинственного_ сакрального_ герметичного_ потустороннего_ зазеркального_плана-…», но при «условии» «равноположенности» и «всех других» «подобных единичностей» (самое малое «Трёх», или «Русской Тройки») и «принципиальной связанности» с ними со всеми другими…]

Аналогом и иллюстрацией «настоящего и стоящего» понимания Интеграторов Стихий Запада я считаю «сказочный образ» Птицы Феникса или «школьные представления» о «зеркальной симметрии».

Ну, и наконец, ещё одно («последнее», а, может быть, наоборот, «первое») «напоминание» из «Диалектики мифа». Алексей Фёдорович полагает-утверждает-считает (я же с ним просто и вполне «солидаризируюсь»), что синтезом сущего (бытия) и не-сущего (небытия) является становление как ПервоПринцип любого и всякого «диалектического мышления».

Современные диалектико-мифо-архетипически-астрологические «формулы» Интеграторов ЗЗ на «русской почве»

«Начиная с конца», сегодня я «предпочитаю» называть-именовать «четвёрку» Интеграторов («отдельности» Кардинального Креста «традиционной западной астрологии») ЗЗ так:

1) ОвенНе-суще-Сущий Огонь (Не-суще-Сущее Тождество, помятуя утверждение Платона о «высшем происхождении» «природы тождества» по сравнению с «природой различного» и об одном из главнейших-основательнейших «русских диалектических синтезов» А.Ф.Лосева «в виде» «самотождественного различия» как о «топосе-пространстве-месте_в_стереополиметрической_вселенной»). А «сворачивая» «тождество» Сущего и Не-сущего в «понятие» Становление, можно «эту формулу» преобразовать-модифицировать в более «насыщенную»: Овен – это Становление Огня или Становящийся Огонь.

2) Весы - Не-суще-Сущий Воздух (Не-суще-Сущее Различие, помятуя утверждение Платона о «низшем происхождении» «природы различия» по сравнению с «природой тождественного» и об одном из главнейших-основательнейших «русских диалектических синтезов» А.Ф.Лосева «в виде» «самотождественного различия» как о «топосе-пространстве-месте_в_стереополиметрической_вселенной»). Более «насыщенный» вариант: Весы – это Становление Воздуха или Становящийся Воздух.

3) КозерогНе-суще-Сущая Земля (Не-суще-Сущий Покой, помятуя о Земле как об «одном из двух» «первичных, наряду с Огнём, элементов» Платона при «божественном сотворении космоса» и об одном из главнейших-основательнейших «русских диалектических синтезов» А.Ф.Лосева «в виде» «подвижного покоя» как о «хроносе-ритме-времени_в_многовариантной_истории»). Более «насыщенная» формула: Козерог – это Становление Земли или Становящаяся Земля.

4) Рак - Не-суще-Сущая Вода (Не-суще-Сущее Движение, помятуя о Воде как об «одном из двух» «вторичных, наряду с Воздухом, элементов» Платона при «божественном сотворении космоса» и об одном из главнейших-основательнейших «русских диалектических синтезов» А.Ф.Лосева «в виде» «подвижного покоя» как о «хроносе-ритме-времени_в_многовариантной_истории»). Более «насыщенная» формула: Рак – это Становление Воды или Становящаяся Вода.

Крест (Четвёрка) Отражателей «второго порядка» (Вторая-Конечная-Телесная Голова Русского ТриГлава и Змея Горыныча)

Отражателей «второго порядка» на «Плане Души» «развернём» следующим образом:

На Схеме 2 обозначения те же, что и на Схеме 1. Некоторые «отличительные» черты: 1) «Тезисы» Отражателей обозначены «плюсами» из-за их «наполненности» «субстанцией» соответствующей ПолуСтихии, а «антитезисы» - «минусами» из-за «опустошения» «субстанции» соответствующей ПолуСтихии. 2) «Пространства» «тезисов» и «антитезисов» трёх Отражателей (Близнецы, Дева, Стрелец) «совпадают-совмещаются» «буквально и вполне анатомически», а у одного Отражателя (Рыбы) – на «значительной» части венозной системы большого КК. 3) Для «визуализации-ощутимости-представимости» «синтезов» Отражателей «включать фантазию и воображение» нужно в том смысле, чтобы «как бы» «раздвигать-размыкать-растягивать» «слагаемые топосы» с «получением-проявлением-раскрытием» «нового результирующего» (сам «процесс визуализиции-виртуализации» «нового пространства» «чисто технически» «здесь и сейчас» несколько «проще», чем в случае «синтезов» Интеграторов).

«Подробности-детали» касательно Отражателей ЗЗ «второго порядка»

Если Интеграторы «говорят и показывают» о Становлении как «совокупной Целостности» Четырёх «чистых» Стихий, то Отражатели «повествуют» о Четырёх Разновидностях «возвратно-поступательного и взаимодополнящего» (как бы «двухтактного») Становления Половин-Половинок-Полов «совокупной Целостности». Отражатели имеют принципиально «монополярный-однополовинный-однополый» «характер». Они не сотворяюще-авантюрно-авангардно-пионерски-пассионарно-экстенсивно «зачинающие», а интенсивно-арьергарно-складирующе-дотошно-педантично-музейно «завершающие».

Если Интеграторы – это Дух, пусть Дух в «совершенно-конкретной» «специализации» 4-х Стихий («четвертей-четвертинок целого»), то Отражатели – это Тело, правда Тело в своих 4-х вполне определённых по «своей половой-половинчатой-полуцелостной принадлежности» «конкретиках».

Четыре Отражателя ЗЗ символизируют собой следующее:

1) Близнецы – это Тело Огня, или по-другому, Тело Пространства-Топоса, данное как Огонь-Тождество («Всё = Одно»)

2) Стрелец – это Тело Воздуха, Тело Пространства-Топоса, данное как Воздух-Различие («Всё = Многое-Множественное-Разное-Различное)

3) Дева – это Тело Воды, Тело Времени-Хроноса-Вечности-Ритмоса, данное как Вода-Движение («Всё = Движение-Подвижность-Изменчивость»)

4) Рыбы – это Тело Земли, Тело Времени-Хроноса, данное как Земля-Покой («Всё = Покой-Стабильность-Постоянство»)

Крест (Четвёрка) Гармонизаторов «второго порядка» (Третья-Средняя-Душевная Голова Русского ТриГлава и Змея Горыныча)

Изобразим «это» так:

«Символико-мифические» особенности Гармонизаторов: 1) «Плюсы» «тезисов» Гармонизаторов «означают», что «выраженная таким образом» ПолуСтихия Принимающая («принимает» соответствующую «субстанцию»), а «минусы» «антитезисов» «указывает» на то, что соответствующая ПолуСтихия Отдающая («отдаёт» соответствующую «субстанцию»). 2) В «тезис-антитезисном» «противопоставлении» Гармонизаторов ПолуСтихии «объединены», в первую, но не единственную, очередь, по «критерию» «различной принадлежности» к Высокой («тонкой», «идеальной», «мужской») или Низкой («плотной», «материальной», «женской») «паре» Стихий (Высокие Стихии – Огонь и Воздух, Низкие Стихии – Земля и Вода). 3) Другой «важный» «критерий сравнительного анализа» «тезис-антитезисного» «взаимодействия» ПолуСтихий Гармонизаторов – это их «принадлежность» к Нисходящей (Первичной, «сильной») или Восходящей (Вторичной, «слабой») «паре» Стихий (Нисходящие Стихии - Огонь и Земля, Восходящие – Воздух и Вода). 4) «Пространства» «тезисных» и «антитезисных» Гармонизаторов ПолуСтихий «однозначно» «локализуются» как «тотальные» или «локальные» «капиллярные коконы» («единственно» во Льве «капиллярные коконы» ПолуСтихий «тезиса» и «антитезиса» «совпадают буквально» в своих «тотальностях»). 5) «Тотальные» «капиллярные коконы» «тезисов» или «антитезисов» Гармонизаторов имеют «прямую непосредственную связь» с ССС человека чисто «анатомически». 6) Для «визуализации-ощутимости-представимости» «синтезов» Гармонизаторов «включение фантазии и воображения» обязательно (да и по «символико-мифической насыщенности» Гармонизаторы «представляют» собой самый сложный «синтез синтезов» «порождения-преображения-преобразования-трансформации»).

«Подробности-детали» касательно Гармонизаторов ЗЗ «второго порядка»

Гармонизаторы ЗЗ «второго порядка» в «душевном континууме» «актуально-современной» Русской Астрологии принципиально и парадигмально «двуполы» («гермафродитны», «андрогинны»). Они «символизируют» Становление Души (или «двуполой-биполярной» «целостности») 4-х «типов-видов-разновидностей»:

1) ТелецОгненно-Земляная Душа (Огненно-Земляное Преображение)

2) ЛевВодяно-Огненная Душа (Водяно-Огненное Преображение)

3) СкорпионВоздушно-Водяная Душа (Воздушно-Водяное Преображение)

4) ВодолейЗемляно-Воздушная Душа (Земляно-Воздушное Преображение)

Схемы «семеричной развёртки» ЗЗЗ в «душевном континууме»

Для большей наглядности и «лучшей усвояемости» «изречённых истин» я привожу схемы ЗЗЗ в виде «развёрнутых» на двух «уровнях-порядках-ступенях» «седьмиц-семёрок» с соответствующим «закреплением в названиях» их «принадлежности» к «триглавой» и «стихийной» «родословным».

Овен – Дух Огня:

Телец – Душа Огненно-Земляная:

Близнецы – Тело Огня:

Рак – Дух Воды:

Лев – Душа Водяно-Огненная:

Дева – Тело Воды:

Весы – Дух Воздуха:

Скорпион – Душа Воздушно-Водяная:

Стрелец – Тело Воздуха:

Козерог – Дух Земли:

Водолей – Душа Земляно-Воздушная:

Рыбы – Тело Земли:

В заключение хочу выразить надежду, что «помогалки-разъяснялки» данного сообщения заполнят многие «белые пятна» и «чёрные дыры» возможных «недопониманий и недоразумений» между «автором» и «читателями» «сегодня» и «завтра»…

До новых новостей – Лео Шарк


Первоисточник => О чём не говорят, чему не учат в школе (Домашняя страничка Лео Шарка)





RSS лента ВСЕГО блога с комментариями RSS лента ВСЕГО блога БЕЗ комментариев RSS лента этой КАТЕГОРИИ с комментариями RSS лента этой КАТЕГОРИИ и БЕЗ комментариев RSS лента ЭТОГО ПОСТА с комментариями к нему

Алексей Лосев о судьбе и «тупике мысли» на Западе

  • Размер шрифта:

Алексей Лосев. Из бесед и воспоминаний, ч.5.

Меня всегда влекла к себе мифология. Но не в беллетристическом смысле, а как тип сознания, всегда во все времена присущий человеку. В античности мифология проявляет себя наиболее открыто. В ранний период древнегреческой культуры, который иногда называют "мифологическим", миф выступал вообще вне всякой рефлексии, и лишь потом, в эпоху досократиков и высокой классики (Платон и Аристотель), миф стал осознаваться античными мыслителями. Что же касается неоплатонизма, то здесь мифологическое сознание уже на рефлектирующей основе расцветает необычайно. Вообще для интересующегося мифологией античность с ее доведением мифа до телесного утверждения (боги-то ведь абсолютно телесны: они едят, пьют, чувствуют боль от ран) представляет уникальную возможность размышления и познания.

Небесный свод был для древних высшей красотой, абсолютным разумом и даже самим божеством. Цицерон, например, приводит такой не дошедший до нас текст Аристотеля: "Если бы существовали такие люди, говорит он, которые бы всегда жили под землей в хороших и ярко освещенных жилищах, украшенных статуями и картинами, снабженных в изобилии всем, что считается необходимым для счастья, если бы эти подземные люди никогда не выходили на поверхность земли, а только по слухам знали, что есть некие могущественные боги; далее, если бы в какое-то время земля разверзлась, и они, эти люди, смогли из своих подземных жилищ выйти на свет в те места, где мы живем. И тут они внезапно увидели бы землю, и моря, и небо, громады облаков, ощутили бы силу ветров, взглянули бы на солнце и познали бы как его величие и красоту, так и его силу, как оно, разлив свой свет по всему небу, образует день, а с наступлением ночи они узрели бы небо, все усеянное и украшенное звездами. Они увидели бы, как все эти светила восходят и заходят, и заметили неизменность и постоянство их путей в течение всей вечности, то, увидев все это, вышедшие из-под земли люди, конечно, решили бы, и что боги существуют, и что все великое, что им открылось, именно боги и сотворили". И вот под этими прекрасными словами можно увидеть античность как общинно-родовую формацию, где и в процессах труда, и в процессах распределения продуктов труда основную роль играли родственные отношения.

Рабовладение было только тучным навозом для античной культуры. Но когда вам нравится чудесное очертание розы и вы вдыхаете ее чарующий аромат, это же не значит, что вы в то же время вдыхаете в себя и тот вонючий навоз, из которого выросла роза. Рабовладение для нас в этом смысле, конечно, только навоз. Но Аполлон Бельведерский и Венера Милосская, выросшие на этом навозе, не только прекрасны, но являются неувядаемыми образцами всего мирового искусства. Тут прямое противоречие, и тут две прямые противоположности. Но у нас есть метод понимать единство противоположностей, а именно метод диалектический.

Роза, во-первых, не имеет ничего общего с навозом, из которого она выросла; а во-вторых, и то и другое является также и чем-то единым и нераздельным. Поэтому, если вы всерьез захотели пользоваться философскими методами, то рабовладение, как оно ни ужасно, находится в полном единстве с порожденной на его почве культурой. И тут надо не ужасаться, а спокойно мыслить то, что фактически было в истории.

Любоваться небесным сводом можно и без всякого рабовладения. И не только можно, но и должно. Лишенный мысли и безынициативный хаос во что бы то ни стало должен превратиться в космос. По-моему, это азбука всякого мировоззрения. Но эта азбука идеально продумана в античности. Что же до "фальсификации" современными воззрениями античной культуры, то прочитайте в "Теогонии" Гесиода изображение борьбы Зевса, этого олицетворения разума, и титанов, этого олицетворения не знающего никаких пределов индивидуально-хаотического своеволия. Здесь же вы найдете замечательную картину того, как во время этой борьбы трещит вся земля, кипят океаны и содрогается весь мир. Такую же борьбу космоса с хаосом вы найдете в изображении боя Зевса с Тифоном. Тифон – это порождение Земли и Тартара, чудовище с целой сотней ужасных голов, в том числе и змеиных, каждая из которых изрыгает дикие звериные вопли. Здесь античность мыслила себе самый страшный символ вызывающего своей наглостью чудовища, мечтающего поглотить в себя весь мир. Поединок этого звериного хаоса с космическим разумом Зевса наполняет весь мир огнем, сотрясает всю землю и заставляет дрожать само небо. Зевс, это олицетворение космического разума, уничтожает своими молниями хаотически разъяренного Тифона.

А это, конечно, явилось показателем растущей победы человека над стихийными силами природы.

Натурализм – это изображение жизни в ее пространственно-временной причинности, но без всяких объективных идей, которые выходили бы за пределы последней.

Абсолютные идеалы существуют, но они для меня недостижимы. А вот что достижимо, так это мое вполне относительное действие, но в этом относительном действии всегда присутствует и абсолютная истина, благодаря которой только и оправдывается моя жизнь. И об этом совершенно правильно говорил Ленин. Абсолютное и относительное предполагает одно другое, и этим своим соотношением они также оправдывают себя. …"человеческое мышление по природе своей способно давать и дает нам абсолютную истину, которая складывается из суммы относительных истин. Каждая ступень в развитии науки прибавляет новые зерна в эту сумму абсолютной истины, но пределы истины каждого научного положения относительны, будучи то раздвигаемы, то суживаемы дальнейшим ростом знания" С точки зрения современного материализма, т. е. марксизма, исторически условны пределы приближения наших знаний к объективной абсолютной истине, но безусловно существование этой истины, безусловно то, что мы приближаемся к ней. Исторически условны контуры картины, но безусловно то, что эта картина изображает объективно существующую модель". (Л е н и н В. И. ПСС, т. 18, с. 137 138).

Свобода, на мой взгляд, есть совпадение того, что есть, с тем, что должно быть. Если вы не просто существуете, но существуете так, как вы должны существовать, вы в существенном смысле слова уже ни от чего не зависите и ни в чем не нуждаетесь, то есть в этом смысле вы свободны.

Обычно говорится о свободе как об осознанной необходимости, но понимается это часто из рук вон плохо. Понимается так, что я нахожусь против своей воли в рабской зависимости от объективной необходимости, а сам только осознаю эту свою рабскую зависимость, и что лишь только в этом и заключается моя свобода. Мне, однако, хочется сказать совсем другое. Именно та необходимость, которой я подчинен, вовсе не есть внешнее насилие, и когда я этому подчиняюсь, я вовсе не чувствую себя рабом. Наоборот, эта объективная необходимость и есть мое последнее и максимальное внутреннее желание. Если вы хотите, чтобы ваш труд был осмыслен, необходимо, чтобы он происходил не ради исполнения каких-то внешних приказов (это было бы рабство) и не ради достижения ваших узкоэгоистических целей (это субъективный каприз), но и не в силу какой-то чуждой нам и совершенно внешней необходимости (это было бы фатализмом). Всякий труд осмыслен и свободен только тогда, когда он осознается, с одной стороны, как стремление ко всеобщечеловеческой свободе, а с другой стороны, как моя собственная, чисто личная потребность. Современная литература мало думает о значимости своего времени, а ведь писатель и поэт должен мыслить "эсхатологически", только не в смысле фатальной неизбежности конца мира, а в смысле возможности такого конца, если сейчас, сегодня и именно он не попытается разрешить "последние вопросы". Вспомните, сколько напряжения в поисках героев Достоевского, в исканиях русской культуры ХIХ века вообще. Иногда кажется, что если не решит Алеша Карамазов вопрос о вере, если не найдет Иван свою идеальную истину, то не будет и мира. Это напряжение мысли есть, конечно, не только у Достоевского и не только в русской культуре, но у всякого самобытного писателя и во всякой развитой культуре. Тут вам и романтизм, тут вам и символизм, тут вам и реализм, тут вам и просто общечеловеческое стремление к свободе, которое, с одной стороны, находится в гармонии со всеми лучшими человеческими исканиями, известными нам из истории, а с другой стороны, содержит в себе также и новое, что в такой мере не было известно исторически ограниченным периодом литературного развития. Я, по крайней мере, именно этому учусь в истории литературы, и я именно такую теорию вывожу из своих историко-литературных занятий. Конечно, к классике не надо относиться догматически. Благодарность великим творцам культуры прошлого не имеет ведь ничего общего со слепым подражанием им.

Античные боги – это те идеи, которые воплощаются в космосе, это законы природы, которые им управляют. Мы же не называем свои законы природы "богами". А там законы природы называют богами. Что же получается? Ведь идея вещи выше самой вещи. Идея ведь не вещественна. Но она невещественна формально, а по содержанию своему она полное отражение вещи. Поэтому все достоинства и недостатки природы и человеческой жизни отражаются в богах. Должен признать, что суждение о том, что боги есть результат обожествления сил природы, достаточно банальное и тривиальное, но оно абсолютно истинное.

Помните: не все банальное плохо, а многое банальное – истинно.

Новоевропейский человек из фатализма делает очень странные выводы. Многие рассуждают так. Ага, раз все зависит от судьбы, тогда мне делать ничего не нужно. Все равно судьба все сделает так, как она хочет. К такому слабоумию античный человек не способен. Он рассуждает иначе. Все определяется судьбой? Прекрасно. Значит, судьба выше меня? Выше. И я не знаю, что она предпримет? Не знаю. Почему же я тогда не должен поступать так, как хочу? Если бы я знал, как судьба обойдется со мной, то поступил бы по ее законам. Но это неизвестно. Значит, я все равно могу поступать как угодно. Я герой.

Античность основана на соединении фатализма и героизма. Ахилл знает, ему предсказано, что он должен погибнуть у стен Трои. Когда он идет в опасный бой, его собственные кони говорят ему: "Куда ты идешь? Ты же погибнешь!" Но что делает Ахилл? Не обращает никакого внимания на предостережения. Почему? Он герой. Он пришел сюда для определенной цели и будет к ней стремиться. Погибать ему или нет дело судьбы, а его смысл быть героем. Такая диалектика фатализма и героизма редка. Она бывала не всегда, но в античности она есть. Оказывается, основное представление о мире у греков какое? Это есть театральная сцена! А люди актеры, которые появляются на этой сцене, играют свою роль и уходят. Откуда они приходят неизвестно, куда они уходят, неизвестно, но они играют свою роль. Однако, как это неизвестно, откуда они приходят и куда уходят?! Приходят с неба, они же есть эманация космоса, космического эфира, и уходят туда же и там растворяются, как капля в море. А на земле? А земля это сцена, где они исполняют свою роль. Кто-то скажет: но какую же пьесу разыгрывают эти актеры? Отвечу: но какое вам до этого дело? Разве вы космос?

Космический эфир… Сам космос сочиняет драмы и комедии, которые мы выполняем. Философ это понимает, а знать ему достаточно только одно: что он актер, и больше ничего. Возрождение увлекалось антропоцентризмом и стало проповедовать титанизм, который далеко ушел за пределы первоначальной прогрессивной идеи свободной человеческой личности. Титан то же самое мещанство, но если мещанин действует в пределах дома, то титан в мировых масштабах. Возведя субъект в абсолют, Возрождение открыло путь дальнейшему торжеству субъективизма, отразившемуся в последующие века. Весь Запад для меня в этом смысле представляет собой тупик мысли.

Я люблю Шекспира как саморазоблачение Ренессанса, потому что у него действуют титаны Макбет и подобные ему, которые, кроме себя и своего мировоззрения, ничего не признают. Вот почему между ними возникает борьба, и вот почему она заканчивается горой трупов в финале шекспировских трагедий, достойный венец абсолютизированного антропоцентризма! Не хватает жизни. У меня было много музыкальных и математических идей, от которых пришлось отказаться. Потом в области философии и филологии у меня было много интересного. Я подробно читал в свое время и Канта, и Гегеля, и Шеллинга.

Гегеля очень люблю и сейчас даже его "Логику" могу по главам рассказать. Вот если заниматься специальной наукой, то приходится ограничиваться. Я погрузился в классическую филологию и более специально в историю античной философии и эстетики, и вот над шестью, над семью томами сижу пятьдесят лет. И чем дальше, тем больше. Так что все остальное пришлось забросить. Например, о Вагнере у меня интересные были наблюдения, интересные мысли были. Но… Одна же голова, а не три. Так, вагнеровские идеи пропали… Каким-то чудом успел напечатать о Возрождении, а о романтизме не успел, о средних веках тоже не успел.

А ведь в средние века создалось великое учение о личности. Я думаю, что личность – это такая категория, которая не может отсутствовать в мировоззрении. Как понимать ее другое дело. Но я думаю, что античный материальный космос это маловато. Все-таки это еще предварительная эпоха, а вот личность очень важная вещь. Со своей стороны, все эти эпохи, они мне, конечно, близки в разной степени. Средние века абсолютная личность. Возрождение абсолютизированная человеческая личность, но все равно личность. Это хочется развить более подробно. Но сейчас уже не удастся. Не удастся.

Я думаю, что античность у нас существовала в меру тех направлений, которые в русской литературе были. Например, в ХVIII веке, если взять трагедии Ломоносова и Тредиаковского. Была трагедия у молодого Крылова. Это была типичная трагедия классического стиля, или, как потом стали говорить, ложноклассического, типа Расина или Корнеля.

Когда этот старый, довольно рассудочный рационализм, или классицизм, уже стал уходить в прошлое, то появились люди, которые дали более живое представление об античности. Таким, например, я считаю Катенина, который написал трагедию "Андромаха". Это уже не французский классицизм, а что-то более живое. А потом античность расцвела в трагедиях символистов. Во-первых, у Анненского было четыре трагедии на античные темы, у Сологуба была трагедия на античную тему, у Брюсова тоже одна трагедия. Вячеслав Иванов две трагедии написал на античные темы… Здесь античность представлена уже в глубоко проникновенном духе, с переводом ее мировоззрения на язык ХХ века, то есть на язык интимных ощущений. Поэтому у Иннокентия Анненского эти его образы: Фамира-кифарэд, Меланиппа-философ – они даны проникновенно и уже не по-античному интимно, внутренне. Античность гораздо холоднее и скульптурнее, а тут чувствуется такое интимно-духовное обострение, которое характерно именно для ХХ века. Так что античность в русской литературе существовала во все времена. Я не говорю о более раннем периоде, когда латынь процветала в юго-западной России, там настоящее воздействие было, но те старые латинисты были слишком, по-моему, большими формалистами, не пытались вскрыть сущности античного мира, а вот Ломоносов и Тредиаковский уже касались его сущности, но, правда, в пределах французских классических канонов. Тут была целая своя история. Вплоть до Цветаевой. Одна трагедия ее напечатана, а другая еще нет.

В этих трагедиях чувствуется биение сердца ХХ века. Это не античность, а слишком интимно-духовное и такое нервозно-беспокойное понимание античных образов… Так что античность еще не умерла! Но, конечно, она проявляется на почве новых исканий и нового понимания жизни и мира.

Я думаю, что требуют изучения последние века античности. Поскольку, что касается досократиков, об этом тысячи работ написаны. Платон, Аристотель – об этом пишут пятьсот лет со времени гуманистов, с ХVI века. А вот что касается неоплатонизма и последних веков, с III века нашей эры до VI, самый конец, об этом тоже пописывают, это тоже в эпоху Возрождения начали изучать, но недостаточно, даже не все издано. Надо все издать, не все еще переведено. В своем "Античном космосе" я перевел довольно много из Плотина

(Плотин основатель неоплатонизма), я там перевел довольно много отдельных глав. Потом у меня из Прокла (Прокл это важнейший представитель неоплатонизма) переведен тоже целый трактат, который называется "Первоначала теологии", если перевести по-русски. Это было напечатано в Тбилиси, потому что грузины интересуются своим неоплатоником ХI-ХII веков Иоанэ Петрици. Они его высоко ценят, и он переводил этот трактат Прокла, но переводил как? Со своими комментариями, со своими изменениями. Меня просили дать буквальный перевод, чтобы можно было сравнить, что нового внес Иоанэ Петрици, что своего, и я вот сделал этот перевод, который и напечатали в начале 70-х годов в Тбилиси. А потом и здесь его перепечатали. Так вот, я думаю, что античность последних веков очень оригинальная, богатая, интересная, ею надо заниматься, и ученые этого времени отличаются огромным универсализмом, используя весь тысячелетний опыт прошлого.

Кроме того, здесь назревал враг – это христианство – надо было ему противостоять. Я думаю, что вот это нужно бы изучить подробнее. Правда, у меня очень дотошно и подробно изучаются все эти философы-неоплатоники, но все равно мало… Конечно, тут новая работа предстоит, я бы так считал.

Куда дальше движется человечество? А дальше идет то, что противоположно индивидуализму. А именно: общественность и коллективизм. То есть социализм. Он стоит на очереди после индивидуализма. Что противоположно индивидуализму? Коллективизм. Конечно, такой коллективизм, который не подавляет личность, а помогает ей развиться, предоставляет ей возможности и стимулы для самораскрытия.

Важно и то, как он может проявляться, в каких видах. Но то, что коллективизм требование времени, это для меня ясно. Ясно также, что индивидуализм, эта великая культура последних пятисот лет, прошла или проходит. Теперь наступает новая эпоха.

По материалам сайта: Православие и современность. Электронная библиотека.




RSS лента ВСЕГО блога с комментариями RSS лента ВСЕГО блога БЕЗ комментариев RSS лента этой КАТЕГОРИИ с комментариями RSS лента этой КАТЕГОРИИ и БЕЗ комментариев RSS лента ЭТОГО ПОСТА с комментариями к нему

Алексей Лосев о символе, диалектике, интеллигентности

  • Размер шрифта:

Алексей Лосев. Из бесед и воспоминаний, ч.4.

Что такое символ:

1. Символ есть функция действительности. Символ есть отражение или, говоря более общо, функция действительности, способная разлагаться в бесконечный ряд членов, как угодно близко или далеко отстоящих друг от друга и могущих вступить в бесконечно разнообразные структурные объединения.

2. Символ есть смысл действительности. Символ есть не просто функция или отражение действительности и не какое попало отражение (механическое, физическое и т. п.), но отражение, вскрывающее смысл отражаемого. При этом такое отражение в человеческом сознании является вполне специфическим и не сводимым к тому, что отражается. Но эта несводимость к отражаемому не только есть разрыв с этим последним, а, наоборот, есть лишь проникновение в глубины отражаемого, недоступные внешне-чувственному их воспроизведению.

3. Символ есть интерпретация действительности. Поскольку символ есть отражение действительности в человеческом сознании, а сознание это, будучи тоже одной из областей действительности, вполне специфично, то и символ оказывается не механическим воспроизведением действительности, но ее специфической переработкой, то есть ее тем или иным пониманием, той или иной ее интерпретацией.

4. Символ есть сигнификация действительности. Поскольку символ есть отражение действительности в сознании, которое тоже есть специфическая действительность, он должен так или иначе обратно отражаться в действительности, то есть ее обозначать. Следовательно, символ действительности всегда есть еще и знак действительности. Чтобы отражать действительность в сознании, надо ее так или иначе воспроизводить, но всякое воспроизведение действительности, если оно ей адекватно, должно ее обозначать, а сама действительность должна являться чем-то обозначаемым.

5. Символ есть переделывание действительности. Символ есть отражение действительности и ее обозначение. Но действительность вечно движется и творчески растет. Следовательно, и символ строится как вечное изменение и творчество. В таком случае, однако, он является такой общностью и закономерностью, которая способна методически переделывать действительность. Без этой системы реальных и действенных символов действительность продолжала бы быть для нас непознаваемой стихией неизвестно чего.

Как у нас в быту иной раз понимают диалектику? Излишне бытово.

Я знал одну музыкантшу, которая своей игрой приводила в восторг своих концертных слушателей. Но когда она после концерта приходила домой, она настолько капризничала и обижала всех, что ее ближние постепенно отошли от нее, оставив ее в беспомощном одиночестве. Она так и умерла старым человеком в беспомощном одиночестве. Говорят: ничего не поделаешь, такая уж диалектика. Я считаю, что заниматься диалектикой и не делать из нее никаких жизненных выводов это пустое дело, дармоедство и тунеядство. Если ты работаешь как подчиненный, все время помни, что ты служишь не своему начальнику, а общечеловеческой свободе; и в таком случае ты уже не сможешь быть ни подхалимом, ни подлипалой, ни подлизой, ни льстецом" Если ты начальник, то и тут не худо помнить о твоем великом назначении служить диалектике относительного и абсолютного в достижении общечеловеческой свободы; в таком случае "диалектика" не позволит тебе быть ни хамом, ни держимордой, ни мировым владыкой, ни рвачом, ни наполеоном. Диалектика свободы есть окончательный залог нашего и личного, и общечеловеческого благородства.

Когда больше занимался наукой, я был моложе. А когда переставал заниматься ею, становился старше. Это веяние вечной молодости в науке я всегда ощущал даже физически. И если прожил столь долгую жизнь и написал столь много сочинений, то лишь потому, что меня всегда тянула к себе вечная молодость. Наука представляется мне какой-то прекрасной дамой, величественной и всемогущей, которая только и может научить совмещать бытовую жизнь с красотой вечной молодости. Это та наша возлюбленная, которая является единственно верной, всегда окутанной вечными тайнами, но всегда раскрывающей эти тайны в их вечно молодой привлекательности.

В университете я попал к профессорам, которые не любили никаких обобщений, которые сводили классическую филологию в основном к формальным знаниям грамматики, словарей, переводов, комментариев. Мои преподаватели были, увы, только накопителями фактов. Свой предмет они не осмысляли, а пересказывали, это было сплошное перечисление деталей, и никакого анализа или сопоставления.

Подлинная интеллигентность всегда есть подвиг, всегда есть готовность забывать насущные потребности эгоистического существования: необязательно бой, но ежеминутная готовность к бою и духовная, творческая вооруженность для него. И нет другого слова, которое могло бы более ярко выразить такую сущность интеллигентности, чем слово "подвиг". Интеллигентность это ежедневное и ежечасное несение подвига, хотя часто только потенциальное. Интеллигентность есть:

1) индивидуальная жизнь или функция личности, понимаемой как сгусток природно-общественно-исторических отношений;

2) идеологически живущая ради целей общечеловеческого благоденствия;

3) не созерцающая, но переделывающая несовершенства жизни и потому

4) повелительно требующая от человека потенциального или актуального подвига для преодоления этих несовершенств. А вот говорили, что Достоевский не интеллигент, и Владимир Соловьев не интеллигент, и я тоже не интеллигент. Мои воззрения не интеллигентские. Интеллигенция это что?

Это такое буржуазно-либеральное свободомыслие, да? Я терпеть этого не могу. Мои воззрения – " лосевские". У меня свое: Я всех люблю, от всех все беру и всех критикую.

Флоренского я глубоко ценю. Как филолог-классик, я прежде всего ценю его работы в области античной философии. У него очень интересные есть статьи, между прочим, и о Платоне, и об античном идеализме. В книге "Очерки античного символизма и мифологии" 30-го года я говорю, что среди понимания платонизма я нахожу четыре или пять основных пониманий, и одно из них – понимание Флоренского. Считаю, что это оригинальное, новое. Кроме того, он был искусствовед, и очень интересный. Сейчас его внуки издают кое-что из его архива. Далее, Флоренский математик, закончил математический факультет. По математике у него есть одна замечательная статья о символистском учении Канта о множествах. Написать он успел, но развить мысль не успел. Так что Флоренский – во многом неосуществленные замыслы. В своей книге 1914 года "Столп и утверждение истины" он действительно сделал много открытий, но развить их ему тоже не удалось. В 20-х годах он был инженером и даже целый том выпустил, "Диэлектрики и их техническое применение". Его ценили как инженера.

Из книги "Очерки античного символизма и мифологии", М., 1930.

Флоренский, с моей теперешней точки зрения, все-таки слишком христианизирует платонизм. Вернее же, он просто имеет в виду христианский платонизм. Для античности это понимание слишком духовно. Флоренский учит о лике. Этот лик полон внутренних интимнейших энергий. Лик предполагает личность, духовную индивидуальность, внутреннюю свободу духа, хотя бы и связанного духа, хотя бы и страдающего (ибо разве можно вообще отнять у человека свободу?). Когда говорят, что греки слишком антропоморфизировали своих богов, что греческие боги слишком похожи на людей, то я всегда вспоминаю по этому поводу слова Гегеля: греческие боги слишком мало похожи на людей. Да, они действительно слишком отвлеченны, слишком безличны, слишком бездушны. Бесконечно более человечно распятие, крестная мука, воскресение духа и тела, страдание за чужие грехи. А греческие боги у Флоренского слишком реальны, слишком интимны, слишком личны, слишком полны выражающими и убедительными энергиями живой души, живого духа. Кратко свое расхождение с Флоренским в понимании античного платонизма я формулировал бы так. У Флоренского иконографическое понимание платоновской Идеи, у меня же скульптурное понимание. Его идея слишком духовно-выразительна для античности. Моя платоновская Идея холоднее, безличнее и безразличнее; в ней больше красоты, чем интимности, больше окаменелости, чем объективности, больше голого тела, чем лица и лика, больше холодного любования, чем умиления, больше риторики и искусства, чем молитвы. В связи с этим и магизм становится у меня более телесным и тяжелым, менее насыщенным и напряженным и даже совсем отходит на второй план.

Как филолог, прошедший через Ницше, Роде и Шпенглера, и как философ, всегда ценивший, главным образом, выразительные лики бытия, я никогда не мог органически переваривать того нивелирующего и слепого эмпиризма, который вколачивался в меня с университетских лет. Изучая любой факт из античной культуры, я не успокаивался до тех пор, пока не находил в нем такого свойства, которое бы резко отличало его от всего неантичного. Как раз в годы 1924 1927-й я добился ясности и в этом вопросе, и это не могло не повлиять на все мои последующие работы из области античного платонизма. Логику Гегеля, его "Историю Философии" я всегда знал, перечитывал и любил, а схемами, взятыми отсюда, часто пользовался в самых разнообразных своих курсах и трудах. Но трехтомные гегелевские "Лекции по эстетике" и шеллинговскую "Философию искусства" я впервые тщательно проштудировал не раньше 1924 года. И должен прямо сказать, эти сочинения произвели на меня огромное впечатление. Из них-то я и почерпнул то удивительное понимание античности, которое гениально вскрывает и ее полную специфичность, и несводимость ни на какой другой культурный тип и ставит ее в совершенно ясную диалектическую взаимозависимость с другими основными культурно-историческими эпохами. Конечно, Шпенглер наряду с Винкельманом, Шиллером и Ницше весьма помог мне углубить мой гегеле-шеллинговский взгляд и сделать его более выразительным и просто даже более детальным. В особенности он дал мне хороший корректив к моей давнишней ницшеанской оценке некоторых фактов античной культуры (только как раз не Сократа и Платона). Но при всем том только люди, злостно настроенные ко мне, могут обвинять меня в шпенглерианстве. Шпенглер учит, что в основе античности лежит интуиция бездушного тела, я же – что интуиция живого тела. Шпенглер доказывает, что античность не знала "бесконечности", я же думаю, что античность основана на "актуальной бесконечности". Шпенглер проморгал христианство, растворивши его в арабской и новоевропейской культуре; я же думаю, что христианство совершенно самостоятельный культурный тип. Шпенглер не знает никаких "средних веков", я же считаю это вполне определенной культурно-исторической категорией. Шпенглер совсем презрительно относится к Шеллингу и Гегелю, я же считаю их вершиной всемирно-человеческой философии. Шпенглер релятивист, я же абсолютист.

"Стиль" и "мировоззрение" должны быть объединены во что бы то ни стало, они обязательно должны отражать друг друга. К этому присоединяется повелительный зов современности (меньше всего русской) о применении социологического метода к области философии. Для меня, как последовательного диалектика, социальное бытие конкретнее не только логической, но и выразительной, символической и мифологической стихии.. Социальное бытие заново воплощает логику, символику и мифологию и меняет их отвлеченные контуры до полной неузнаваемости.

Мое отношение к формализму раньше было абсолютно отрицательное. Потому что я базировался на содержании, а не на форме, на идеях, на стороне общественно-исторической, а они это все презирали. А вот теперь, с течением времени, когда прошло пятьдесят-шестьдесят лет, я думаю, что они все-таки полезную работу делали. В каком смысле? Они обновили старую академическую науку. Тут все-таки новый метод, новый подход.

Дается статистика, вскрывающая разные значения. Тут много нового и интересного.

Фрейдизм был сильно распространен в 20-х годах и в России. Много было книг, Фрейда переводили, много издавали. Что касается меня, то я очень увлекался Фрейдом. Я думаю, что фрейдизм это большое явление, очень важное явление в истории философии и в истории науки. Я думаю, что тут впервые вскрыта действительно колоссальная роль подсознательной сферы. Мы слишком были рассудочны, слишком преувеличивали действие разума и не знали подспудных, затаенных влечений, желаний, интимных, неосознанных побуждений. Вот в этом отношении фрейдизм сыграл огромную роль. Но что мне окончательно не нравилось и претило это то, что все подсознательное Фрейд сводил на сексуальную сферу.

Вот что было отвратительно. Все подсознательное обязательно сексуальное. Почему? Когда читаешь, например, "Толкование сновидений", наряду с преувеличениями и глупостями, есть очень много ценных наблюдений. Вот, скажем, человек к чему-нибудь стремится, и во сне ему снится, что он этого достиг, что он уже получил то, что надо. Ну, так это же естественно! С точки зрения сознания это невозможно, неуместно, немыслимо, сознание мешает, а подсознательное требует. И вот подсознательное рисует достижение успеха в той области, в которой его фактически нет… После Фрейда, конечно, представление о значении сексуального фактора утвердилось в науке навсегда. Но исключительное положение, так, чтобы ничего другого не допускалось, это невозможно, это дикость. Фрейдизм в античности тоже везде видел один только пол.

Ну, там сексуального очень много. Ведь все боги, все люди происходят от Земли. Земля это такой откровенный пол! Земля порождает и себя, и Небо в порядке сексуального напряжения.

Потом вступает с Ураном в брак. От этого появляются другие боги: Кронос, Зевс и так далее. Причем говорится, что за всем дальнейшим процессом порождения богов наблюдает Земля, продолжает наблюдать за всем. Для меня мифология это прежде всего скульптура, прекрасные, законченные героические образы, за которыми кроется, однако, их страшное, хаотическое, дисгармоническое, хтоническое прошлое, часто откровенно сексуальное. Но исключительная сексуальность это же глупость!

Византией и средними веками я занимался только в одном направлении: изучал все время историю неоплатонизма. Так как неоплатонизм это огромное течение, очень глубокое и интересное, меня интересовало: а что дальше? Неужели такая глубокая философия перестала существовать вместе с античностью? Оказалось, что она очень разнообразно развивалась и в Византии, и в Возрождении, поэтому я изучил ряд авторов из средних веков и так дошел до Николая Кузанского, философа ХV века, возрожденца, который оказался чистейшим неоплатоником. И я настолько увлекся Кузанским, что перевел из него несколько трактатов и напечатал в 1937 году. Эти переводы сейчас возобновлены, повторены. Правда, мои комментарии к прежнему изданию все выкинули, как это полагалось в те времена, и я их больше не предлагал. Пушкин и Лермонтов, они мне нравятся так, как они и всем нравятся. Это классика. Это русская классика. Я не могу этого не знать, не любить. Конечно, я ее ценю и высоко ставлю. И все, но менее всего я классик. Я не классик. Гоголь – его, конечно, причисляют к классикам, но у него слишком острый и большой критицизм. Правда, он в "Мертвых душах" говорит, что Россия, как тройка, мчится, все государства сторонятся и боятся помешать, но это все равно едва ли классика. Потом: мертвые души, уже само название "Мертвые души" это что-то не классическое. Хороший интеллигент никакой души не признает: ни мертвой, ни живой. Он признает Павлова и Бехтерева, а тут, видите ли, Собакевич как мертвая душа?!

Простите, это не реализм, это символизм. Коробочка или Манилов как мертвая душа. Кстати сказать, о мертвой душе ни одного слова нет, но образ сам такой, что ты видишь: это мертвая душа.

Так это самый настоящий символизм. В русской классике, конечно, многие были течения, уклоны, направления, вот Тютчев, в какой мере он классик, я не знаю:

О чем ты воешь, ветер ночной?

И далее:

О, страшных песен сих не пой

Про древний хаос, про родимый!..

Я думаю, это не классика. Это не Тургенев и не Пушкин. Это уже проникновение в ХХ век, это пророчество уже ХХ века…

Если бы я не был так стар и не было бы у меня столько обязанностей по античности, то Розанов – это один из тех писателей, которыми я действительно мог бы заняться, навалять книжонку, чтобы обрисовать его не в том тривиальном виде, как это нередко делается, а по-иному. Розанов – человек, который все понимает и ни во что не верит. Мне рассказывали: однажды был крестный ход в память преподобного Сергия или какой-то другой праздник был ход вокруг лавры. И в этом крестном ходе участвовал Розанов. Тоже шел без шапки, все как положено… Тут духовенство, пение, и он идет. С ним рядом шел мой знакомый и потом мне сам рассказывал: "Розанов ко мне обращается и говорит: А я ведь во Христа-то не верю. Я-то в Христа не верю…" Вот такое отношение к религии, к философии, ко всему на свете, отношение такое воспринимательское, ощутительное. Есть этот ощущаемый им факт на самом деле или нет – его это не интересует, истинен этот факт или неистинен – его совершенно не интересует, а вот ощущение и вообще переживание этого факта его интересуют. Это действительно такой классический декаданс. Все знать до глубины и ни во что не верить. Ведь он, например, об иудаизме очень глубокие мысли высказывал, о православии тоже очень глубокие мысли высказывал, очень интересные, и когда было открытие мощей Серафима Саровского, он туда ездил, а потом в своих записях писал (цитирую по памяти): "Да, конечно, все это тут интересно, глубоко, но когда я после этого открытия поехал домой, я подумал: "Э!.. Ну ее совсем, эту мистику. Поеду-ка я лучше ко щам да к жене. Какие щи у меня умеет жена готовить! Вот это действительно! Вот это щи!"

По материалам сайта: Православие и современность. Электронная библиотека.




RSS лента ВСЕГО блога с комментариями RSS лента ВСЕГО блога БЕЗ комментариев RSS лента этой КАТЕГОРИИ с комментариями RSS лента этой КАТЕГОРИИ и БЕЗ комментариев RSS лента ЭТОГО ПОСТА с комментариями к нему

Прыг: 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10
Скок: 10
English German French Spanish Italian Japanese

Самые Главные


Доктор Базанов в Тольятти предлагает

Анонсы статей по темам:


Индивидуальные Годовые Ритмы обретаются здесь

Оглавление категорий:

Сервисы:

Наши услуги:


Нас по- и читают:


free counters


Счетчик любви Google


 
февраль, 2019
пн вт ср чт пт сб вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28      


Домен для тебя:


Хостинги любые:

Виртуальный хостинг от 1$, шаблон сайта бесплатно

Подпишитесь на бесплатную рассылку Лео Шарка:
ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ГОДОВОЙ
РИТМ - ПОДРОБНОСТИ

  Ваше имя :
  Ваш надёжный email :

Поддержите рубликом жизнеспособность сайта!


Для самоделкиных и почемучкиных:


Солнечные Круги обретаются здесь

Избранный софт:


Thursday

На верх страницы .
Created in 0,00416 seconds Leo Sharq Design by Amalgams 2009