– Что же тогда скажете о радио, кино и театре, где вы также работали?

– Радио – это другое дело, гораздо более высокое, чем телевидение и футбол. На радио есть возможность вызвать такое количество образов и образных рядов, такое число слушателей... Если умело работать, то отсутствие картинки не обедняет, а, наоборот, обогащает. Поэтому радио – мой любимый жанр. Театр – это сложно, как, в общем-то, и кино. Не люблю ни то, ни другое как зритель, поэтому не вижу смысла пытаться что-то там делать как профессионал. Поэтому из театра и кино я удалился.

– Но ведь перед отъездом в Америку вы уже однажды решили, что театр вам понятен и не интересен, хотя через какое-то время туда вернулись...

- Да, это был случай, когда я пытался скрестить ужа и ежа. Был проект театра «Школа современной пьесы» – те самые «Бесы» или, как он у нас назывался, «Одержимые». Проект был задуман как телевизионно-театральный. То есть часть его должна была идти как самостоятельная телепередача, но по ряду причин этого не получилось. Был лишь один эфир по радио «Эхо Москвы», тоже очень вяленький и слабенький. Потом это все превратилось в театральный проект. В общем, особого желания вернуться в театр у меня нет. Тем более времени становится все меньше, я же не молодею, старею даже, пора уже понять, на что время можно тратить, а на что нельзя. Вообще же в театре есть изрядный кайф – это и воплощение замысла, и то, как тебя понимают или не понимают актеры, и много еще чего. То есть сам процесс репетирования, конечно, увлекательный и завораживающий, хоть и тяжелый. Но у меня, видимо, нет генов, которые провоцировали бы привычку к чему-либо, к алкоголю, игре в карты или какому-нибудь другому занятию.

– А ведь вас достаточно затруднительно представить без сигареты...

– Два раза я бросал курить безо всяких трудностей. Один раз на год, второй раз на восемь месяцев. Первый раз я закурил из-за того, что хвалил себя каждый день: «Ох, какой ты молодец, не куришь!». Это очень утомляло психологически. После очередной десятикилометровой пробежки зашел в киоск, купил пачку сигарет и закурил с удовольствием. Второй раз бросал в Америке и поправился на 20 килограммов. Этого не могу себе позволить, поскольку я не спортивный человек совсем. Так что считайте, что сигареты для меня – это как зарядка.

– Не первый год люди наблюдают хулу Гордона и Соловьева. Какая кошка между вами пробежала?

– Мы просто совсем разные люди. Ничто в образе жизни Володи не встречает у меня отклика, то есть дружить мы бы не могли по определению. Но с годами притерлись как-то друг к другу и сейчас, с удовольствием или без, я не знаю, здороваемся и парой слов перекидываемся. Хотя работать с ним было очень тяжело. Он лидер, эгоцентрик, очень любит соревновательный процесс, а я этого терпеть не могу. С чего доказывать кому-то, с кем-то соревноваться... Когда нам поставили условия, что мы должны были соревноваться, чтобы не утомляться, я уступил позиции и благополучно забыл об этом.

– Что, как вам кажется, вы умеете делать лучше всего и чему бы вам следовало научиться?

– Лучше всего я... Лучше всего я реагирую на быстро меняющиеся обстоятельства в процессе деланья. У меня есть любимое наполеоновское высказывание: «Ввязаться в бой, а там видно будет». Так вот, в бою мне гораздо виднее, чем при планировании. Грубо говоря, умею и люблю импровизировать. Учиться нужно многому, хотя времени нет. А учиться надо толерантности по отношению к инакомыслящим, стратегическому планированию, определенному равнодушию, которое граничит с мудростью. Но у кого и как учиться, я, честно говоря, не очень понимаю.

– Многих до сих пор интересует, заботились ли вы о телерейтинге, который решает практически все, задумывая полуночные диалоги в рамках передачи «Гордон»? Ставили какую-то особую цель?

– Понимаете, в чем дело – когда за полночь, то рейтинг как раз никакого значения не имеет. В этом смысле у меня был определенный карт-бланш, это, во-первых. Во-вторых, меня никогда не занимала режиссура в том смысле, как предугадывание того, кто будет твоим зрителем. Даже странно, что какие-то вещи у меня доводились до результата. Программа «Гордон» получилась такой, какой получилась, нашла свою аудиторию. Сейчас у меня нет возможности беседовать с учеными, теперь я об этом немного жалею. Зато появилась идея сделать что-то на радио с подобным контентом. Возможно, в конце сентября программа появится на одной из радиостанций. Диалоги же на ТВ задумывались как развлекательная передача. Кто-то смотрит бесконечные «кривые зеркала», кто-то – подобное моей программе. В ней главное не информация, которую можно получить в другом месте и форме, а эвристический момент озарения, когда человек не понимает, не понимает и вдруг: «Понял!». У него моментально возрастает самооценка, ему становится хорошо, и он чувствует, что жизнь прожил не зря. В этом основной допинг программы. А что касается какой-то просветительской цели... Взгляните, перед вами, наверное, единственный человек, который посмотрел все передачи «Гордон». Сказать, чтобы я стал умнее и образованнее, – нет, не стал.
 

СПРАВКА

Александр ГОРДОН родился 20 февраля 1964 года в поселке Белоусово Калужской области. В 1987 году окончил Театральное училище имени Б.Щукина, год работал в театре-студии имени Р.Симонова. В 1989 году эмигрировал в США. Работал в мастерских по ремонту техники, в пиццерии, на первом русскоязычном телевидении в Нью-Йорке – RTN, старшим корреспондентом в корпорации WMNB. В 1993 году создал компанию Wostok Entertainment, благодаря чему в 1994 году на канале ТВ-6 начала выходить его программа «Нью-Йорк, Нью-Йорк». В 1997 году вернулся в Россию. Был автором и ведущим программы «Частный случай» на канале ТВ-6. На ОРТ был соведущим программы «Процесс», автором и ведущим сериала «Собрание заблуждений». На радиостанции «Серебряный дождь» вел программу «Хмурое утро». С 2001 по 2003 год на НТВ вел программу «Гордон». В марте 2004 года состоялась премьера спектакля «Бесы» по роману Ф.Достоевского на сцене «Школы современной пьесы» в постановке Александра Гордона.

http://www.newizv.ru/news/2005-09-30/32646/

 




RSS лента ВСЕГО блога с комментариями RSS лента ВСЕГО блога БЕЗ комментариев RSS лента этой КАТЕГОРИИ с комментариями RSS лента этой КАТЕГОРИИ и БЕЗ комментариев RSS лента ЭТОГО ПОСТА с комментариями к нему

Сбросить«ржавый пояс»

Телеведущий Александр Гордон «Я пытался скрестить ужа и ежа»

  • Размер шрифта:

АНАСТАСИЯ ГОРДЕЕВА

В последние годы вся страна наблюдала за творческими метаниями известного телеведущего Александра Гордона. То он ночами напролет дискутировал с учеными о природе времени и тайнах Древнего Египта, то среди бела дня рассуждал с простым народом на самые бытовые темы. В начале октября он вновь появится на телевидении. На этот раз в качестве ведущего одноименной передачи «Гордон 2030». А уже в конце месяца планирует создать ни много ни мало новое общественное движение. Об очередном этапе в своей карьере, а также о своих путешествиях по стране и отношении к телевизионным авторитетам Александр
– У вас хорошо загоревшее лицо. Что, в московских кабинетах да студиях лето не просиживали?

– В последнее время я езжу по городам и весям России со странной целью. Встречаюсь с разными людьми, преимущественно с интеллигенцией, и говорю о нашей общей жизни. У меня есть одна затея. Назовем ее в терминах, понятных каждому – создание неполитического регионального общественного движения. Задача его – попытаться сделать так, чтобы население наше вновь стало народом, то есть субъектом, который сможет наконец определить свои смыслы и ценности. То есть понять, зачем живем, как живем, и создать утраченный образ будущего. Где мы этот образ потеряли, хрен знает, но то, что потеряли, – это точно. И все попытки придумать этот образ будущего для всей России, которые предпринимались в высоких кабинетах – кремлевских, академических, стратегических – терпели неудачи. Они были обречены на провал изначально, поскольку идеология из пальца не высасывается, она все-таки собирает в себе общие идеи и общие ценности, а их может создать только народ. А за последние пятнадцать лет с народом что-то произошло, он превратился в население.

– Хождение в народ, в контексте русской истории, штука очень символичная, почти преддверие революции...

– Я хотел бы рассматривать это «хождение в народ» как попытку не допустить никакой революции. То, что у нас есть колоссальные внутренние проблемы и внешнее давление, думаю, никто отрицать не будет. И если население народом не станет, то России как страны не будет. Будут какие-то разные образования. Какими они будут? Прогнозов масса. Но в любом случае это будет не то, к чему мы привыкли, не то, что некоторые из нас любят и ценят. Если говорить лозунгами, то отечество в опасности. Вот за мной карта (показывает на занимающую добрую часть стены карту России. – «НИ»), там точечками отмечены те города, которые я должен посетить в ближайшие полтора месяца. Веду дневник, где я записываю разные региональные дела: с кем встречался, до чего договорился, какие вопросы задавали, почему не побили и так далее...

– Какие вопросы во время путешествий задают чаще?

– «Зачем приехал?», «Чего тебе надо?» После двух часов разговора начинают верить в то, что я приехал именно за тем, о чем говорю, а до этого как-то не очень. Наша цивилизация, так или иначе, была построена на доверии, поэтому хорошо, что за два-три часа оно, доверие, иногда восстанавливается у моих собеседников. Главная проблема в том, что люди не понимают основной вещи: когда я приезжаю и начинаю говорить: «Вот, ребята, я хочу создать движение...», мне в ответ: «Так, лозунги какие?». И когда я растерянно эти два часа объясняю, что я за этим, собственно, к вам и приехал, давайте, говорю, в процессе совместного «деланья» придем к ответу, что это я к вам пришел за ответами, у меня их нет, тогда начинают немножко вникать, расслабляться и даже вместе о чем-то думать. «Деланьем» я это называю пока условно, не буду открывать все карты. Сначала надо собраться в конце октября со всеми, с кем я уже встретился, и прийти к конкретной схеме, тогда все планы и озвучим. Столько раз к людям приходили с уже готовыми проектами, лозунгами и криками, что народ впал в социальный аутизм и перестал верить кому бы то ни было. Поэтому, используя свою узнаваемость по телевидению, близость к некоторой части нашего общества, я пытаюсь хоть что-то продавить.

– Все это выглядит довольно странно, если учесть, что в последние годы у вас не было сколько-нибудь политических передач...

– Два с половиной года назад появилась заявка на передачу, которая скоро выйдет на Первом канале. Все это время передача пролежала под сукном на разных телеканалах, видимо, потому что не надо было, а теперь, видимо, стало надо. Появляется, как мне кажется, довольно тонкий инструмент, чтобы донести уже озвученные идеи для большого числа людей. Называться передача будет «Гордон 2030», и речь в ней пойдет о том, какой мы хотим видеть Россию в 2030 году. Подзаголовок – «Образ будущего». Обрисовать его, собственно говоря, я народ и прошу. Куда живем? Куда женщины должны рожать, если их так призывают к этому? «Нет попутного ветра кораблю, который не знает, в какую гавань он хочет приплыть», – когда-то сказал Монтень. Когда мы договоримся, куда плывем, то можно будет и курс менять, лавировать, обходить минные поля, измерять глубину, ловить по дороге рыбу. То есть должно быть какое-то целеположение, грубо говоря, стратегия. К сожалению, дальше, чем до 2008 года, мы подчас не думаем. Вообще говоря, есть два способа бытия любого субъекта – это рефлексивный, когда человек может остановиться и подумать над тем, что было, что происходит сейчас, что зарождается в будущем, и реактивный – это когда мы адекватно или не очень реагируем на мгновенные события вне всякого контекста. После перестройки мы находимся в реактивном мире, более-менее выживая, выставляя щиты, иногда пики, копья, пытаясь дожить до завтрашнего дня. Но ведь это скоро кончится – так страна жить не может.

– Не ругает нынешнее телевидение только ленивый, но с тем, что оно влияет на общественное мнение, никто не поспорит. К чему, на ваш взгляд, склоняет ТВ сегодня?

– У большинства на телевидении такой задачи нет. Кто-то выполняет чьи-то поручения. Другими движут собственные амбиции. Кто-то зарабатывает деньги, как я, например, а кто-то пытается изменить мир, но не знает, как. У нас не Америка, где существует культ телезвезд, в России к ним народ относится очень здраво. Он тебя при встрече по плечу похлопает, возьмет автограф, а в спину скажет все, что он о тебе думает. Я несколько раз слышал, что мне говорят в спину, поэтому никаких иллюзий по поводу телевизионных авторитетов не питаю. И потом, телевидение – это своеобразный рентген-аппарат, там очень трудно притворяться. Там ты есть тот, кто ты есть, ни больше, ни меньше, поэтому ложь легко вычислить, а когда ты ее видишь, ни к чему тебя не склонить.

– Сами-то вы читаете газеты, смотрите телевизор, слушаете радио?

– Газеты и журналы я давно уже не читаю никакие, только если в самолете попадется что-нибудь. С радио у меня сложные отношения, не могу слушать в машине музыку. Очень сильно от нее устаю, да и вообще недолюбливаю. Поэтому вынужден слушать, когда говорят. А говорят у нас немногие, например, «Эхо Москвы». Но вот что и как они говорят, вызывает у меня восхищение. Получается, что Венедиктов – единственный менеджер в стране, у которого с успехом получается сосать двух маток: с одной стороны, «Газпрома», с другой – Гусинского. Как это у него выходит, для меня загадка до сих пор. Но «Эхо», к сожалению, стало в последнее время предсказуемым, как передовицы газеты «Правда» в 70-м году. То есть ты включаешь и знаешь, где они будут говорить «за», а где «против». От этого интерес теряется. Телевизор я смотрю редко и в основном вечером, иногда фильмы – чем хуже, тем лучше, просто чудовищные фильмы люблю. Люблю новости разные. Глядя на них, понимаешь соотношение политических и социальных сил внутри страны, такая шарада, ребус. Очень люблю смотреть по телевизору футбол. Раньше комментировал его по радио, но сейчас в основном тихо матерюсь дома.

 

  • Размер шрифта:
Для обеспечения долгосрочного устойчивого развития нефтегазового комплекса (НГК) России, повышения экономической эффективности и технологической сбалансированности добычи, переработки и транспорта нефти и газа, расширения выпуска конкурентоспособной продукции с высокой добавленной стоимостью необходимо изменение производственной структуры НГК, ускоренное внедрение комплекса технологических и организационных инноваций. С учетом особой значимости НГК России для экономики, социальной сферы и национальной безопасности страны, высокой роли комплекса в глобальной системе энергообеспечения исключительно актуальной задачей становится обоснование приоритетных направлений технологического развития этого отраслевого комплекса в увязке с развитием экономики и других отраслей ТЭК, а также долгосрочных международных процессов. В условиях экономического подъема 1999–2008 гг. и изменения структуры платежеспособного спроса происходит быстрый рост внутреннего рынка продуктов глубокой переработки углеводородов (УВ) и прежде всего нефтехимической продукции. Увеличение загрузки существующих мощностей не обеспечивает растущий спрос внутри страны, по ряду товарных позиций — полиэтилен, полипропилен и др. — Россия из крупного экспортера превратилась в нетто-импортера. Если в ближайшее время не будут приняты административные и крупные хозяйственные решения по модернизации и развитию перерабатывающих и химических комплексов, тенденция усиления сырьевой ориентации экономики страны при увеличении импорта высокотехнологичной продукции, получаемой в других странах из российского сырья, может стать необратимой. Вместе с тем при развитии существующих и формировании новых центров переработки нефти и газа, нефте- и газохимии, обосновании их масштабов и профиля особое внимание следует уделять вопросам обеспечения создаваемых производств сырьем и перспективам сбыта их продукции на соответствующих сегментах российского и международных рынков. Создание избыточных относительно ресурсного потенциала и возможностей сбыта производственных мощностей может привести к формированию российского аналога китайского «ржавого пояса», когда большое количество предприятий простаивает на протяжении длительного периода времени в результате отсутствия источников сырья, включая необходимый компонентный состав сырьевой базы, и платежеспособного спроса. Важное условие развития центров глубокой переработки углеводородов, нефте- и газохимии — формирование рациональной транспортной системы и, соответственно, обеспечение экономической эффективности поставок сырья и готовой продукции. Необходимо создание сбалансированной системы транспорта нефти, попутного нефтяного газа и других ценных компонентов, как в традиционных нефтедобывающих регионах, так и особенно при формировании новых центров нефтегазового комплекса; развитие эффективной системы транспорта продуктов переработки нефти и газа, а также нефтехимии как для технологического использования, так и для конечного потребления. В Западной Сибири и европейской части страны необходимо завершить формирование трубопроводных систем от существующих и вновь вводимых месторождений до действующих нефте- и газоперерабатывающих и нефтехимических предприятий, входящих в структуру ОАО «Газпром» (включая «СИБУР Холдинг), вертикально интегрированных нефтяных компаний (ВИНК) и независимых производителей на основе географической близости и технологической эффективности вне зависимости от их корпоративной принадлежности. В Восточной Сибири и на Дальнем Востоке целесообразно создание единого нефтегазового комплекса, включающего системы добычи, переработки, химии, транспорта и хранения нефти, нефтепродуктов, продуктов газопереработки, нефте- и газохимии, включая гелий. Современная ситуация В 2007 году добыча нефти в России достигла 491,4 млн т, из которых на отечественных НПЗ было переработано 229 млн т, или около 47%, при уровне загрузки мощностей 81%. Современные мощности по первичной переработке нефти в России, включая малые НПЗ (МПНЗ), составляют 282 млн т/год, их распределение определяется рациональными условиями размещения производительных сил, подразумевающими территориальное приближение центров переработки к центрам потребления (рис. 1). Экспорт нефти из России составил в 2007 году 240 млн т, экспорт нефтепродуктов — 111 млн т. Поставки нефтепродуктов на внутренний рынок составили 118 млн т, выручка превысила $76 млрд. Выручка от экспорта нефти превысила $115 млрд, от экспорта нефтепродуктов — $51 млрд. Средняя цена экспорта нефти из России составила в 2007 году $466/т, средняя цена экспорта нефтепродуктов — $452/т, средняя цена реализации нефтепродуктов на внутреннем рынке составила $647/т. Более 82% в структуре экспорта нефтепродуктов занимают мазут и дизельное топливо, предназначенные для дальнейшей переработки, 8% — бензины для различных процессов переработки. Таким образом, экспорт нефтепродуктов из России фактически представляет собой скрытый экспорт сырья. Высокая доля производства полупродуктов отражает технологическое отставание большинства российских НПЗ от передового мирового уровня, в том числе низкой долей вторичных процессов по отношению к мощностям по сырью (рис. 2). Основное направление экспорта нефтепродуктов из России — Европа (свыше 85%). Ведутся также поставки в страны АТР (около 8%), в Северную Америку (около 4%) и в СНГ (3%). В результате введения таможенных и налоговых ограничений на экспорт сырой нефти компании увеличили объемы первичной переработки при некотором снижении ее глубины (до 72,1% в 2007 году), что позволило нефтяным компаниям увеличить выпуск прямогонного мазута и дизельного топлива для поставок на международные рынки. Добыча газа в России, включая природный газ и попутный нефтяной газ (ПНГ), составила в 2007 году 653 млрд куб. м (первое место в мире), ожидаемый уровень 2008 года — свыше 674 млрд куб. м. Экспорт газа в 2007 году составил 192 млрд куб. м, выручка от экспорта — около $50 млрд. Использование газа внутри страны (включая технологические нужды) превысило 460 млрд куб. м, выручка от поставок на внутренний рынок составила около $20 млрд. Свыше 90% всего добываемого в стране газа используется на энергетические нужды — в электроэнергетике, промышленности, в сфере ЖКХ; на нефте- и газохимию направляется менее 6%. Природный газ занимает свыше 93% в структуре газодобычи в России, его переработка осуществляется в основном на заводах ОАО «Газпром». «Газпром» эксплуатирует шесть ГПЗ суммарной мощностью 52,5 млрд куб. м природного газа и 28,6 млн т нестабильного газового конденсата и нефти в год. На них осуществляются очистка природного газа и газового конденсата от примесей, глубокая осушка газа и подготовка его к транспортировке, а также стабилизация и переработка газового конденсата и нефти, производство широкого ассортимента продуктов переработки. Заводы непосредственно связаны с соответствующими газоконденсатными месторождениями и представляют собой единые технологически взаимосвязанные комплексы. В России производится около 3,5 млн т метанола, что составляет 12% от мирового производства. Большинство крупных производств метанола базируется на использовании природного газа. Основными производителями метанола в России являются «Метафракс» (Пермский край), «Тольяттиазот», «Сибметахим» (Томск), «Азот» (Новомосковск). Крупнейшими потребителями метанола в России являются ОАО «Нижнекамскнефтехим», ООО «Тольяттикаучук» и газодобывающие предприятия ОАО «Газпром». В газовой промышленности метанол используется для борьбы с образованием гидратов (из-за низкой температуры замерзания и хорошей растворимости). Для повышения эффективности производственно-технологического комплекса освоения Юрхаровского месторождения в конце 2007 года компания НОВАТЭК ввела в эксплуатацию интегрированную установку по производству метанола в районе промысла. Производство метанола непосредственно в месте добычи позволило исключить экологические риски, связанные с транспортировкой химически активного продукта по акватории северных рек, а также снизить издержки добычи и повысить стабильность производства. В последние годы наблюдается тенденция роста внутреннего потребления по сравнению с экспортом, на долю которого однако по-прежнему приходится более 50% объема производства. Кроме природного газа, в России ежегодно добывается около 57–62 млрд куб. м попутного нефтяного газа (ПНГ). Основные объемы добычи приходятся на вертикально интегрированные нефтяные компании (ВИНК). В 2007 году добыча ПНГ составила 61 млрд куб. м, из них в переработку было направлено 26%, или около 16 млрд куб. м, свыше 27%, или почти 17 млрд куб. м, сожжено в факелах, 47%, или свыше 28 млрд куб. м, использовано недропользователями на собственные нужды либо списано на технологические потери. Среди ВИНК наиболее высока доля сжигаемого в факелах газа у контролируемых государством компаний — «Роснефти» и «Газпром нефти», наилучшая ситуация — в «Татнефти», «Башнефти» и «Сургутнефтегазе» (рис. 3). Производство сжиженных углеводородных газов (СУГ) в России находится на уровне 9–11 млн т в год, из которых более 35% составляет пропан-бутановая смесь, около 19% — нормальный бутан, 12% — пропан, свыше 11% — технический бутан, более 10% — изобутан, 6,6% — пропан-пропиленовая фракция. Сдерживающий фактор увеличения производства СУГ — квоты на их продажу в России. С 1999 года экспорт СУГ возможен только при выполнении специального балансового задания Минпромэнерго: производитель сначала должен поставить определенные объемы СУГ в регионы по регулируемым ценам, и только потом получить право на экспорт. Устанавливаемые Федеральной службой по тарифам (ФСТ) цены ниже договорных в 2–2,5 раза, в итоге некоторые компании вообще отказались от экспорта, чтобы не выполнять балансовых заданий. Доля продаж СУГ по регулируемым ценам составляет около 15% от общего производства. Около 5 млн т СУГ, главным образом пропан-бутановой смеси и пропана, поставляется конечным потребителям в России, около 1,5 млн т СУГ, в основном пропана, а также бутана и пропан-бутановой смеси, экспортируется. Свыше 87% экспортируемых из России сжиженных углеводородных газов поставляются в Европу, главным образом по железной дороге через Польшу. Около 12% приходится на страны СНГ, небольшие объемы экспортируются в Монголию. На нужды нефтехимии в России в последние годы поступает свыше 4 млн т сжиженных углеводородных газов и около 20 млрд куб. м природного газа. Кроме того, в качестве сырья нефтехимической промышленности используется около 8 млн т бензиновых фракций (главным образом прямогонного бензина для пиролиза и производства ароматики), получаемых из стабильного газового конденсата (более 7 млн т) и нефти (20 млн т). Центры нефтехимической промышленности в основном территориально приближены к центрам нефтепереработки, транспортной и энергетической инфраструктур и к крупным источникам водоснабжения (рис. 4). Базовый процесс в нефтехимии в России — пиролиз. На его основе получают более 75% нефтехимических продуктов. Это процесс глубокого расщепления углеводородов под воздействием высоких температур. Основным сырьем процесса пиролиза для получения низших олефинов (этилена и пропилена) являются этан, пропан и бутан, бензины, рафинат каталитического риформинга. Крупнейшие товарные позиции химической, нефтехимической и газохимической промышленностей России — минеральные удобрения, метанол, стирол, моноэтиленгликоль, полиэтилен, полипропилен, поливинилхлорид, химические волокна и нити. Главные направления экспортных поставок химической и нефтехимической продукции, прежде всего удобрений, синтетических смол и каучуков, — Западная Европа, Азиатско-Тихоокеанский регион (35%), Европа (30%), страны СНГ (около 20%). Перспективные направления Анализ всех значимых маркетинговых факторов позволяет сделать следующие выводы об устойчивых процессах на рынках и целесообразности расширения и создания тех или иных производств. Нефтепереработка. В нефтеперерабатывающей промышленности необходимы резкое увеличение глубины переработки и повышение качества нефтепродуктов, прежде всего, для обеспечения поставок на внутренний рынок, где продолжится быстрый рост спроса на бензин, авиакеросин и дизельное топливо. В структуре экспорта нефтепродуктов целесообразно последовательное сокращение доли мазута и средних дистиллятов, предназначенных для последующей переработки в странах-реципиентах, при увеличении объемов поставок высококачественных нефтепродуктов конечного использования, прежде всего, дизельного топлива на рынки Западной Европы и АТР. Перспективная емкость международных рынков нефтепродуктов для поставок из России — 120–150 млн т в год. Одновременно продолжится усиление позиций российских компаний в сегменте нефтепереработки и дистрибуции в СНГ, Западной и Восточной Европе, АТР, в том числе за счет приобретения и строительства новых НПЗ, участия в капитале компаний-операторов. Газопереработка. В сфере продукции газопереработки продолжится тенденция увеличения спроса на сжиженные углеводородные газы как на внутреннем, так и на внешних рынках. Возможно значительное увеличение поставок пропан-бутановых смесей на рынки СНГ, АТР, Западной и Восточной Европы. Перспективная емкость международных рынков СУГ для поставок из России — 2,3–2,5 млн т в год. Газохимия. В настоящее время емкость мирового рынка метанола составляет 37 млн т. Самый крупный потребитель — АТР (44% от общемирового потребления, в том числе Китай — 23%); доля Северной и Южной Америки — 23%, Европы — 18%, стран бывшего СССР — 5,5%, в том числе России — 4,4%, Ближнего Востока — 6,5%. Экспорт метанола из России может возрасти в ближайшие десятилетия с 1,8 до 2,7–3 млн т. Перспективные направления использования метанола: производство топлива для электростанций, производство олефинов, получение диметилового эфира и биотоплива для транспорта, новые химические синтезы, добыча газа. Производство сжиженного природного газа (СПГ) в мире превысило в 2007 году 220 млрд куб. м в пересчете на исходное вещество. Прогнозируется увеличение глобального производства и потребления СПГ до 400 млрд куб. м в 2010 году и до 850–900 млрд куб. м в 2030 г. Экспорт СПГ из России в 2010 г. составит 15 млрд куб. м, в долгосрочной перспективе может быть доведен до 55–60 млрд куб. м. Нефтехимия. Из продукции химической и нефтехимической промышленности России наиболее быстро растет выпуск синтетических смол и пластмасс. Это обусловлено, во-первых, наличием свободных мощностей по ряду позиций, во-вторых, улучшением конъюнктуры некоторых сегментов внутреннего рынка, в-третьих, возможностью расширения поставок на внешние рынки. В последние годы наиболее динамично происходил рост производства и потребления полистирола, полиэтилена, полипропилена и продуктов, улучшающих свойство этих полимеров — пластификаторов. Соответственно, возрастал спрос на продукты основного органического синтеза, участвующие в их производстве. На внутреннем рынке в перспективе ожидается наиболее благоприятная конъюнктура по следующим товарным позициям: · полистирол (соответственно, бензол, стирол); · полиэтилен (соответственно, этилен); · полипропилен (соответственно, пропилен); · пластификаторы (фталевый андигрид); · упаковка, потребительские товары. В отношении внешнего рынка прогнозируется, что в перспективе будет иметь место следующая конъюнктура по основным товарным продуктам: · полистирол. Спрос будет возрастать при одновременном усилении конкуренции со стороны стран АТР; · полиэтилен. Продолжится тенденция снижения удельного веса полиэтилена низкой плотности при росте доли линейного полиэтилена низкой плотности и стабилизации спроса полиэтилена высокой плотности; · полипропилен. Рост спроса будет происходить наиболее высокими темпами на все пластмассы; · пластификаторы. Будет происходить увеличение спроса при увеличении номенклатуры продукции и числа технологических процессов с применением пластификаторов; · полимерная продукция конечного назначения (трубы, упаковочная тара и др.). Ожидается замедление роста спроса в Европе и Северной Америке при усилении конкуренции со стороны стран АТР и ужесточении требований к качеству. В случае дальнейшего умеренного развития нефтехимической промышленности России за счет повышения загрузки существующих мощностей и их частичной реконструкции (умеренный вариант) отечественное производство будет не в состоянии удовлетворять растущий внутренний спрос; объем импорта по важнейшим товарным позициям будет возрастать (рис. 5–8). В этих условиях необходимо проведение ускоренной модернизации нефтеперерабатывающих и нефтехимических предприятий, формирование новых крупных центров нефтехимической промышленности, прежде всего, в Восточной Сибири. Только в этом случае Россия сможет обеспечить потребности развивающейся экономики в полиэтилене, полипропилене, полистироле и другой продукции высоких переделов и гарантировать себе выход на соответствующие сегменты международных рынков. АНДРЕЙ КОРЖУБАЕВ, Институт геологии нефти и газа СО РАН, д. э. н. http://com.sibpress.ru/05.09.2008/macroeconomics/89713/



RSS лента ВСЕГО блога с комментариями RSS лента ВСЕГО блога БЕЗ комментариев RSS лента этой КАТЕГОРИИ с комментариями RSS лента этой КАТЕГОРИИ и БЕЗ комментариев RSS лента ЭТОГО ПОСТА с комментариями к нему

Смерть поэта. Про школу Лямпорта

  • Размер шрифта:
У каждого времени есть свое содержание и смысл. Само понятие «история» подразумевает наличие «содержания» и «смысла». В ином случае вместо нее нам пришлось бы иметь дело лишь с хаосом фактов или в лучшем случае с хронологически прилаженными фактами. Признавая «историю», мы таким образом признаем и «смысл». Отсюда задача мышления, взятого в самом широком плане, – это не что иное, как смыслоизвлечение. Литературная критика – частный пример такого мышления, условно ограниченного рамками жанра. Очевидно, что подобные условные рамки есть и в значительной степени необязательность. Охота за смыслом их то и дело переступает. Нарушение границ происходит тем чаще, чем яснее и важнее для критика то главное, ради чего он, собственно, и поднялся на свою работу. То есть я говорю о смысле. Хотя самое близкое, непосредственное дело художественной критики – это экспертиза, определение художественной ценности с последующими либо подтверждением ценности, либо выбраковкой того, что этой ценности не имеет, – на практике критика всегда втянута (и почти всегда охотно, если вообще не по своей инициативе) во все что ни на есть животрепещущее. Это закономерно. Жизнь целиком – главный смысл и главное смыслообразующее. Занимаясь смыслоизвлечением, было бы в высшей степени непоследовательно отгородиться от источников смысла жанровой загородкой или поставить перед собой любое другое ржавое сито: литературоведение или лингвистику, психологию или социологию... Ограниченная и суженная, любая узко взятая научность с вселенскими претензиями сослужит только дурную службу. Сработает сама на себя. Рождение Следуя объективным законам живого, в поисках живого смысла критика обречена выходить за рамки предмета литературы. Собственно, нет такой области, в которую она бы не вторгалась, очевидно предпочитая те, где в данный момент происходит и творится эссенциальное. Согласившись с тем, что Искусство – это работа, выполняемая в пользу Красоты Художником, мы сразу же затрагиваем гигантский по протяженности и безмерный по содержанию период истории. От Античности до Нового времени. Касаемся явления, раскрывшегося во всей полноте в результате длинного ряда исторических уникальных и тончайших синтезов. Чистая интуиция Красоты, данная Античности, должна была дожидаться появления христианства, а после терпеливо пережидать столетия Средневековья, чтобы на его излете соединиться с индивидуальным, внеконфессиональным и поэтому свободным волением художника и сделаться в итоге содержанием его (само)выражения. «Личное» как таковое в дохристианскую эпоху существовало лишь в зачаточных формах, и именно христианству человек обязан своим «богоподобным образом». Но для того чтобы стать Творцом самому, человеку еще предстояло экспроприировать этот «образ» у Бога, сделав его достоянием индивидуума. Поэтому свободное Искусство – всегда личное и всегда индивидуальное воплощение интуиций Красоты. А Художник – тот, кто, обладая индивидуальным сознанием, создает уникальные образцы, выражающие личные отношения с Красотой. Таким образом, становление художественного сознания и становление художника как типа заняло три исторические эпохи – Античность, Средневековье, Возрождение, – чтобы отлиться в хрупкое и драгоценное романтическое искусство – единственный полномасштабный представитель художественного сознания во всей его красе. Могуществе и великолепии. Дальнейшая история стала историей упадка. Разумеется, говоря о «расцвете» и « упадке», мы имеем в виду прежде всего векторность и тенденцию. Так, в эпоху Гомера можно отыскать черты полноценного Искусства, проглядывающие сквозь эпическую бесхарактерную муть. Смешно было бы утверждать, что художник и искусство возникли вдруг, ровно по часам, когда пробило двенадцать, т.е. аккуратно в начале Нового времени. В какой-то определенный, единственный, зафиксированный и задокументированный момент. Это не так. Чем ближе к Новому времени, тем чаще среди ритуально- и орнаментально-прикладного встречаются напряженные образцы художнического самовыражения. Повсюду, в любых жанрах, в областях самых разнообразных эстетических практик. Вплоть до, скажем, традиционно прикладного, считавшегося «низким» в ювелирном деле (Челлини). Живое не укладывается в схемы, хотя и подчиняется объективным законам живого развития, которые мы и пытаемся проследить. Сказанное верно и для противоположного хода вещей. О «смерти искусства» и «смерти художника» Путь, по которому пошло развитие, так сказать, дорога, избранная цивилизацией, имеет свои безусловные преимущества. Отрицать их было бы нечестно, да и попросту нелепо. Все мы пользуемся достижениями цивилизации, они давно уже стали не только привычными для людей, а, более того, стали человеческими привычками. Сделались частью нас. Электричество есть очевидно не только функциональный свет, но еще и уют, а телефон – не только средство коммуникации, но и наши дружбы, привязанности, комфорт, безопасность. Мы, люди, тщательно перемешаны с наукой и прогрессом, с современным трудом и производством. Мир невозможно разделить – на его организацию и нас. Все идет вместе. Этот научный, прогрессивный и рациональный мир последовательно поощряет в человеке те качества, которые ценны существующему миру. И человек последовательно и послушно эти ценные качества в себе развивает и культивирует. А развиваясь, одни качества – нужные, а от этого востребованные – получают первенство над другими. Любое развитие всегда происходит за счет чего-то. Общество массового потребления, поставленное на постиндустриальные колеса, – это производство с расчетом на массы. На среднестатистическое. Которое и есть самое значительное определяющее нашего времени. Практически это означает, что есть создатель и потребитель пресловутого массового продукта. Он, выступая в одном лице, – цель, средство и вся совокупность промежуточных между целью и средством. Иными словами, жизнь заполнена массовым. Производством, потреблением и отношениями. Вряд ли стоит тратить время и объяснять, что массовое есть противоположность не только уникальному, но и индивидуальному. В результате, начиная с развития промышленности, прогрессируя и набирая темпы, вплоть до сегодняшнего дня, актуальная общественно-экономическая модель, сделав и создав многое, многое и уничтожила. Одна из потерь – уникальное художественное сознание, растворившееся в стандартах массового. С вытекающей отсюда «смертью искусства» и «смертью художника». На этом месте снова стоит отметиться повторением: «смерть искусства» и «смерть художника» – это понятия не из области свершившегося (или способного свершиться, завершиться). Это тенденции. На их основании смело можно сказать, что в наши дни количество людей, обладающих полноценным художественным сознанием, близко к нулю, а сами художественные ценности не играют никакой значимой роли. Что не исключает возможности появления и существования отдельно взятого (для примера, а не для возбуждения нездоровой зависти) Дмитрия Воденникова . Впрочем, никакое множество талантов не опровергает положения о «смерти искусства». Частности не входят в противоречие с общим объективно обусловленным. Как яркие звезды на небосводе – ночные светила – не опровергают своей яркостью и светом сам факт ночи, а, напротив, лишь подтверждают его, так и сияние звезд поэзии лишь подтверждает затмение Искусства. К сожалению, эта простая мысль никак не дается ни «оптимистам», ни «пессимистам», выражающим мнения о процессе. Одни пенятся энтузиазмом, доказывая, что мы переживаем второй Ренессанс, предъявляя в доказательство тонны свежеизданной бумажной мануфактуры, другие, кажется, всерьез ожидают, что письменность как таковая сойдет на нет, а всякое творчество иссякнет. В результате самое главное понимание остается нераскрытым, самое важное – незатронутым. Историческая объективность общественно-культурной динамики, по своей природе ровно такая же, как и объективность законов природы, упорно ускользает от гуманитариев-интеллектуалов. В связи с этим возникают уже совсем анекдотические аналогии: В школе учитель объясняет ньютоновский закон: – Дети, все тела, находящиеся на Земле, подвергаются воздействию земного притяжения. Притягиваются к Земле. Понятно? – Учитель, а как же дым? – Что дым? – А дым-то кверху поднимется. Скорее мертв, чем жив Художник и Искусство изжиты исторически. Объективным ходом истории. Существование условного Воденникова (дым кверху поднимается) не свидетельствует о противоположном. Для наглядности возьмем отвлеченный пример. До сих пор ведь можно встретить графа или князя, кровного потомка знатных родов. Но это не значит, что эпоха феодализма вернулась или возвращается или что мы видим этих людей в их прежнем общественном значении. Они – сувениры, архаика, случайность, живописный эпизод. Они – никто. Закат длился долго, и еще Сервантес писал свой великий роман о Рыцаре печального образа – о последнем из благородных. Кого мы называем (если еще называем) рыцарем сегодня? Просто галантного человека. Да и то стараемся не злоупотреблять. «Рыцарь» – воспринимается не без насмешливо-пренебрежительного оттенка. Попробуйте на вес, прикиньте на руке что было: землевладелец, вассал своего сюзерена, хозяин земли, член религиозного ордена, воитель Гроба Господня – средоточие и живой символ современной ему культуры, политики, религии, цивилизации. Центральный персонаж. Прошел путь до малоупотребительного слова в словаре. Ну где сегодня можно встретить графа или князя, каковы их роль и значение? Гость на презентации. Сувенир. От суверена до сувенира – это длинный исторический путь. Он пройден. Слово «рыцарь» осталось. Его изначальное историческое значение вымерло. Невозвратимо ушло в прошлое. В результате объективных исторических перемен. Все то же самое с «художником» и «искусством»: слова остались, смысл вымер. Объективно и необратимо. Квалифицированная работа литературной критики требует ясного понимания исторической природы художественного сознания и исторически обусловленных изменений этого сознания. Анализ актуального, чтобы не выродиться во вкусовщину, просто обязан иметь фоном преисполненную смыслом ретроспективу. Ни одна современная эстетика не возникла на пустом, от сырости. Все явления имеют глубокие корни. Так уж получилось, сложилось, опять-таки, по сугубо историческим, уже советским, причинам, что литературная журналистика, критика, гуманитарная сфера, считавшаяся чистой, бесхлопотной и доходной работенкой, доставалась дочкам, зятьям и внукам и передавалась по наследству, как московская прописка. Поэтому гуманитарная мысль и впала в то скудное состояние, в котором по сей день безвылазно и пребывает. «У моей-то по математике двойки, по химии не тянет, с физикой никак, биология – нули». Где бы сказать прямо: «Дочь у тебя клиническая идиотка» – говорят: «У ребенка отчетливые гуманитарные способности». Получили. Мыслителей. Диалектика – слишком сложный и дорогой инструмент, чтобы им могли пользоваться недоумки и недоучки. Мамкины дочки и бабулькины внучки. Литература благополучно существовала до появления Искусства, и разумеется, что она Искусство переживет. Уже фактически пережила. Интеллектуальная, общественная жизнь и творчество совсем не требуют в обязательном порядке присутствия Художника. При этом утрата Художника и Искусства – потери вовсе не пустяковые. Скорее роковые. Последняя связь со сферой высокого современным человеком утрачена. Утрачен источник чистого сверхгедонистического наслаждения. Вместе с Художником ушел мощный, независимый, героический тип, безоглядно противопоставлявший живую совесть тупым и закоснелым догматам общественной морали. Скончался тип труженика, независимый от материального вознаграждения, поскольку главной оплатой для него было иллюзорное золото мечты и счастье вдохновения. http://briansk.ru/world/200894/170377.html



RSS лента ВСЕГО блога с комментариями RSS лента ВСЕГО блога БЕЗ комментариев RSS лента этой КАТЕГОРИИ с комментариями RSS лента этой КАТЕГОРИИ и БЕЗ комментариев RSS лента ЭТОГО ПОСТА с комментариями к нему

Прыг: 01 02 03 04 05 06 07
English German French Spanish Italian Japanese

Самые Главные


Доктор Базанов в Тольятти предлагает

Анонсы статей по темам:


Индивидуальные Годовые Ритмы обретаются здесь

Оглавление категорий:

Сервисы:

Наши услуги:


Нас по- и читают:


free counters


Счетчик любви Google


 
февраль, 2019
пн вт ср чт пт сб вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28      


Домен для тебя:


Хостинги любые:

Виртуальный хостинг от 1$, шаблон сайта бесплатно

Подпишитесь на бесплатную рассылку Лео Шарка:
ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ГОДОВОЙ
РИТМ - ПОДРОБНОСТИ

  Ваше имя :
  Ваш надёжный email :

Поддержите рубликом жизнеспособность сайта!


Для самоделкиных и почемучкиных:


Солнечные Круги обретаются здесь

Избранный софт:


Thursday

На верх страницы .
Created in 0,00368 seconds Leo Sharq Design by Amalgams 2009