Вот бы нам такую прелесть!

  • Размер шрифта:

Академик Гинзбург об адронном коллайдере и других «страшных» разработках физиков.

«Земля в опасности», «Конец света», «Запущена фабрика черных дыр»…Тональность заголовков СМИ, которые в эти дни рассказывают о пробном запуске большого адронного коллайдера, вполне соответствует сегодняшнему состоянию массового сознания.

«Новая» обратилась за комментарием к лауреату Нобелевской премии, академику РАН Виталию Гинзбургу.

«Есть некоторое количество дураков и халтурщиков, которые высказывают опасение: не погибнем ли мы при столкновении протонов, не засосет ли в черную дыру сначала Женеву, потом Европу, а потом и нас с вами. Это откровенная чепуха.

На Земле, как и на всех планетах Солнечной системы, как и во всей Галактике, присутствуют потоки быстрых частиц. Среди них есть частицы с энергией гораздо большей, чем в этом коллайдере. Их очень мало для измерения и наблюдений. Но если бы они были опасны, то уже случилось бы то, чего ждут кликуши от грядущего эксперимента. Так что опасения эти — стопроцентная чепуха.

А вот что действительно важно. Во всем мире и у нас в последнее время недооценивают научный прогресс. Наука оказывается задвинутой на самый дальний план в новостях и никак не может соперничать, например, с войной в Осетии… Науку теснят не только политические события, но и лженаука, например, астрология.

Я читаю «Новую», и ваша газета в этом плане исключение. У вас есть «Кентавр», а все остальные считают, что про науку — неинтересно.

Но научные достижения — это то, что движет вперед человечество. 10 лет назад ни у кого не было мобильного телефона. Сегодня они сильно помогают нам жить. Мне 92 года, я помню мир не только без мобильника, но и без телевидения и даже без радио. Прогресс цивилизации и техники идет колоссальный, и все это основывается на фундаментальных исследованиях. Так что доказывать, насколько важна наука, нужно только идиотам и жуликам.

Коллайдер — пример сотрудничества многих стран, в котором участвует и Россия. Почти 20 лет и 10 млрд долларов потребовалось для того, чтобы запустить этот самый большой из существующих сегодня в мире ускорителей элементарных частиц. Ни одна страна в одиночку не собрала бы таких денег. Все, кто участвует в проекте, получают доступ и к исследованиям, и к их результатам, получают сведения, которые иначе никак нельзя было бы получить.

Это выгодно не только российским ученым, но и промышленности: мы поставляем для коллайдера магниты.

Есть и еще один грандиозный международный проект — ИТЭР — огромная термоядерная установка, на строительство которой тоже уйдет около 10 млрд долларов. Разработки начались еще в 1950-х годах, в них участвовал Сахаров. А сейчас ее уже строят во Франции, также с широким международным участием. Многие страны боролись за право разместить этот объект у себя. Понятно, что ученые стран-участников получат доступ к исследованиям, но все-таки иметь такую установку у себя всем хотелось бы.

Кроме всего, это еще и рабочие места. Мы бы хотели, конечно, иметь у себя такую прелесть». (В голосе академика никакой иронии — полный восторг. — Л.Р.)

 

Людмила Рыбина

http://babr.ru/?pt=news&event=v1&IDE=47462




RSS лента ВСЕГО блога с комментариями RSS лента ВСЕГО блога БЕЗ комментариев RSS лента этой КАТЕГОРИИ с комментариями RSS лента этой КАТЕГОРИИ и БЕЗ комментариев RSS лента ЭТОГО ПОСТА с комментариями к нему

БАК: Изменится ли наше понимание Вселенной?

  • Размер шрифта:
New Page 1

Известный российский физик, доктор физико-математических наук, зам. директора Отделения теоретической физики Петербургского института ядерной физики РАН, зав. сектором теоретической физики высоких энергий, лауреат премии им. А.Гумбольдта (Германия), Дмитрий Дьяконов рассказал «Полит.ру» о том, кто принимал участие в создании Большого адронного коллайдера (БАКа), прокомментировал мрачные прогнозы, заполнившие мировые СМИ и поделился своими ожиданиями о том, какие тайны материи откроются в результате пуска нового ускорителя.

10 сентября 2008 г. в Европейском Центре ядерных исследований под Женевой, известном по французской аббревиатуре ЦЕРН, был запущен самый большой в мире ускоритель заряженных частиц  (Large Hadron Collider, LHC), где протоны разгоняются практически до скорости света и их кинетическая энергия в 7500 раз больше энергии покоя.

Протоны ускоряются и летят внутри двух круговых замкнутых труб, проложенных под землёй в туннеле длиной 27 км: в одной трубе протоны летят по часовой, а в другой – против часовой стрелки. Туннель проходит как раз под границей Швейцарии и Франции, так что протоны нарушают границу туда и обратно 20000 раз в секунду. Чтобы воздух не мешал полёту протонов, он откачен из труб, причём до степени, превосходящей разреженность воздуха на безвоздушной Луне!   

В четырёх местах пучки из двух труб пересекаются, и в этих местах происходит столкновение протонов с энергией, в 7 раз выше предыдущего рекорда, достигнутого на ускорителе Тэватрон в США. При столкновении протонов во все стороны летят «брызги» – элементарные частицы, их в среднем рождается порядка 100 на каждое столкновение. В проекте предусмотрено, что в будущем по тем же трубам будут ускорять не протоны, а ядра свинца: в этом случае при каждом столкновении ядер будет рождаться порядка 15000 новых частиц.

Само название ускорителя: «коллайдер» происходит от слова collide, т.е. сталкивать и обозначает ускоритель заряженных частиц, где имеется два пучка частиц, летящих навстречу друг другу.  Слово «адрон» (от греческого «сильный») было придумано и введено в мировой обиход академиком Львом Борисовичем Окунем; оно обозначает сильновзаимодействующие элементарные частицы – протон, нейтрон и многие другие нестабильные частицы, а в широком смысле также и ядра. Так что получился как раз «адронный коллайдер»: два пучка протонов или ядер, ускоряемых навстречу друг другу.

Каждую частицу, рождённую при столкновении протонов или ядер, надо зарегистрировать: установить точное время появления «новорожденной», её массу, заряд, скорость и направление вылета. Причём делать это надо оперативно: ожидаются сотни миллионов столкновений в секунду! Для этого каждое из четырёх мест столкновения окружают детекторами – огромными устройствами размером с большой многоэтажный дом, начинёнными сложнейшей современной электроникой. Основных детектора четыре, они получили название ATLAS, CMS, ALICE и LHCb.

Большим международным коллективам, работающим на этих детекторах, предстоит разобраться в огромном потоке информации о частицах, рождающихся при столкновениях протонов, и извлечь из него крупицы истины – сведения  об устройстве материи на новом, ещё более микроскопическом уровне, чем сами протоны и электроны. По существу LHC – это микроскоп, с помощью которого физики разглядывают, из чего и как сделана материя. 

И сам ускоритель, и детекторы – чудо инженерной мысли, передовой край современной техники, стоит всё это около 8 миллиардов евро. Отдельные страны не могут позволить себе таких расходов, поэтому в бюджет Большого адронного коллайдера свои вклады внесли все европейские страны-участницы ЦЕРН. Большие средства вложили США и Япония.

Россия не является членом ЦЕРНа, но традиционно сотрудничает с ним. Решение о строительстве и финансировании LHC принималось в начале 1990-х годов, когда мы были нищими. Тем не менее – и это огромная заслуга тогдашнего министра науки и технической политики Бориса Салтыкова – России удалось войти в исследовательские группы по всем четырем детекторам, причём на льготных для нас условиях: при непропорционально низком финансовом вкладе, российские физики составляют чуть ли не четверть большой международной команды, которая будет «снимать сливки» с работы ускорителя. Но на российских физиков приходится также и большая нагрузка при монтаже и отладке сложного оборудования, да и многие части четырёх детекторов изготовлялись в России.

В чём же состоят эти «сливки», что мы надеемся выяснить нового о природе и мире? В том-то и прелесть, что мы не знаем, – можно только гадать. С пуском LHC происходит прорыв на новый, более глубокий, неизвестный до сих пор уровень организации материи.

Хочу напомнить, что ровно 100 лет назад Резерфорд построил «большой адронный коллайдер» того времени: он ускорял альфа-частицы (то есть ядра гелия), которые попадали на тонкую золотую фольгу, а Резерфорд подсчитывал, сколько альфа-частиц пролетит насквозь, а сколько отскочит назад. Из этого опыта он пришёл к выводу, что атомы золота состоят из тяжёлого и компактного ядра, вокруг которого витают лёгкие электроны, то есть он пришёл к той самой «планетарной» картинке атома, которая сегодня изображена на каждом учреждении, связанном с атомом. Можно было предугадать это? Нет, напротив: до опыта Резерфорда господствовала модель атома Томпсона, оказавшаяся полностью неверной.

Открыть-то правильную планетарную модель атома Резерфорд открыл, но в ней был заложен парадокс: отрицательно заряженные электроны должны были бы очень быстро падать на положительно заряженные ядра, а между тем атомы, из которых мы состоим, вполне стабильны. Раздумывая над этим парадоксом, Нильс Бор пришёл к тому, что в микромире правят не классические законы физики, а другие, которые теперь называют квантовой физикой. На основе именно этих квантовых законов сделаны сегодня все компьютеры, мобильники и так далее. Без Бора и Резерфорда, без «большого коллайдера» начала XX века ничего этого не было бы. Поэтому знание бесценно.

Куда, к каким практическим устройствам приведёт нас понимание, как устроена материя на более глубоком уровне, чем ядра и протоны, – мы не знаем и знать не можем. Это, как и поэзия, – «езда в незнаемое». Задача физики – понять, как устроен мир. Невозможно сделать практическое устройство, если ты не понимаешь, как оно «работает». А что последует из результатов, полученных на LHC, – какая-нибудь новая «кварктроника» или новый способ путешествия к далёким звёздам, мы узнаем лет через 50.

Но, на самом деле, практическая польза от LHC есть уже сейчас, ещё до вывода его на полную мощность. Я уже говорил, что и сам ускоритель, и детекторы – это вершина технической мысли. А разрабатывали всё это физики, инженеры; заказы передавались в промышленность разных стран, в том числе в России. Значит, LHC подымает технологию, причём в самых разных областях – от сверхпроводящих материалов до сверхбыстрой электроники.

Кстати, об электронике. Может быть, не все знают, что Интернет и Всемирная паутина родились именно в ЦЕРНе. Поскольку исследования, в которых участвуют большие международные коллективы, ведутся там давно, в 80-е годы стала насущной задача быстрой передачи больших массивов данных среди многих пользователей, разбросанных по всем континентам. Так в ЦЕРНе был впервые создан прототип Всемирной паутины и разработано соответствующее программное обеспечение. Количество информации в секунду, которое будет теперь производиться на LHC, опять беспрецедентно, и опять её надо передавать во все страны, где работают участники экспериментов. Поэтому создаётся новая система для быстрого распространения огромных массивов данных – GRID. Возможно, и на этот раз разработка ЦЕРНа станет прототипом того, чем через несколько лет будут пользоваться обыватели на всех континентах. 

 Ещё я хотел сказать о мрачных прогнозах конца света – единственно, чем, к сожалению, заполнены СМИ всех стран в связи с пуском LHC. Вообще-то тут есть, над чем подумать. Можно теоретически предположить, что наш мир находится в метастабильном состоянии, и столкновение частиц с беспрецедентно высокой плотностью энергии, пусть в маленьком объёме, может спровоцировать переход нашего мира в настоящее стабильное состояние. Такое будет, натурально, сопровождаться выделением большого количества энергии, причём ударная волна будет двигаться из Женевы со скоростью света! Не со скоростью звука, как в «Колыбели для кошки» Курта Воннегута, а света!

Во-первых, я хочу заявить, что это была бы самая прекрасная смерть, о которой можно только мечтать. Вы ничего не узнаете о грядущей смерти, не почувствуете боли (потому что мозг испарится в то же мгновение, что и рецепторы боли), не узнаете о гибели близких, не подумаете плохих мыслей. «Прихватит» и инопланетян, и другие галактики. Живого не станет, а Вселенная перейдёт в другое состояние…

Во-вторых, хорошо или плохо, но этого не будет. Дело в том, что Землю и другие небесные тела постоянно бомбардируют космические лучи, в том числе с энергиями, на несколько порядков превышающими энергию протонов в LHC. И ничего, Вселенная живёт себе уже 14 миллиардов лет, а жизнь на Земле существует 3-4 миллиарда лет. Так что можно смело делать предсказание, что человечество переживёт пуск LHC на проектную мощность. Тем более, что уже никто не упрекнёт вас, если вы ошибётесь.        

Дмитрий Дьяконов

http://www.polit.ru/science/2008/09/12/lhc.html




RSS лента ВСЕГО блога с комментариями RSS лента ВСЕГО блога БЕЗ комментариев RSS лента этой КАТЕГОРИИ с комментариями RSS лента этой КАТЕГОРИИ и БЕЗ комментариев RSS лента ЭТОГО ПОСТА с комментариями к нему

С помощью коллайдера ученые хотят найти темную материю

  • Размер шрифта:

 

 

Ученые надеются, что эксперимент на Большом адронном коллайдере (БАК) позволит ответить на вопрос о темной материи во Вселенной. Однако главные результаты исследований могут быть получены только через три года.

Так называемый бозон Хиггса - частица, которую ученые планируют открыть в ходе эксперимента, ответственна за появление массы у других частиц, в том числе и у человека. Об этом заявил в четверг профессор Научно-исследовательского института ядерной физики МГУ им. Ломоносова Эдуард Боос.

"Не следует ожидать этого результата очень быстро, - считает Эдуард Боос. - Потребуется примерно 2-3 года работы коллайдера, чтобы набрать достаточный статистический материал и надежно установить, существует ли бозон Хиггса, какой именно он, и прояснить этот вопрос".

В свою очередь директор Института ядерной физики РАН Виктор Матвеев добавил, что ученые также надеются экспериментально установить, какие процессы в деталях происходили на самой ранней стадии образования нашей Вселенной.

"Одним из величайших открытий последних лет является осознание того факта, что Вселенная лишь на 4-5% состоит из той материи, из которой состоят наша Земля и, видимо, космические тела, и мы сами, - уточнил он. - Появилось понятие темной материи и темной энергии".

По его словам, большая мечта физиков - наткнуться на те частицы темной материи, которые могут быть рождены в процессе столкновения двух протонов высоких энергий. Так называемая "стандартная модель" теории эволюции ранней Вселенной позволяет понять очень многое, но пока не позволила понять, что наполняет нашу Вселенную на 95-96%.

"Это величайшая загадка, и все мы надеемся, что эксперимент на Большом адронном коллайдере позволит ответить и на вопрос о темной материи во Вселенной", - отметил Матвеев.

Накануне начались пробные эксперименты на крупнейшем в мире ускорителе элементарных частиц (ФОТО), созданном на границе Швейцарии с Францией Европейской организацией ядерных исследований (ЦЕРН). В эксперименте принимают участие ученые со всего мира, в том числе более 700 россиян. Стоимость проекта - более 8,5 млрд долларов, сообщает ИТАР-ТАСС.

http://www.vesti.ru/doc.html?id=208401&tid=59653




RSS лента ВСЕГО блога с комментариями RSS лента ВСЕГО блога БЕЗ комментариев RSS лента этой КАТЕГОРИИ с комментариями RSS лента этой КАТЕГОРИИ и БЕЗ комментариев RSS лента ЭТОГО ПОСТА с комментариями к нему

Прыг: 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36
Скок: 10 20 30 40 50
English German French Spanish Italian Japanese

Самые Главные


Доктор Базанов в Тольятти предлагает

Анонсы статей по темам:


Индивидуальные Годовые Ритмы обретаются здесь

Оглавление категорий:

Сервисы:

Наши услуги:


Нас по- и читают:


free counters


Счетчик любви Google


 
февраль, 2018
пн вт ср чт пт сб вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28        


Домен для тебя:


Хостинги любые:

Виртуальный хостинг от 1$, шаблон сайта бесплатно

Подпишитесь на бесплатную рассылку Лео Шарка:
ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ГОДОВОЙ
РИТМ - ПОДРОБНОСТИ

  Ваше имя :
  Ваш надёжный email :

Поддержите рубликом жизнеспособность сайта!


Для самоделкиных и почемучкиных:


Солнечные Круги обретаются здесь

Избранный софт:


Thursday

На верх страницы .
Created in 0,00719 seconds Leo Sharq Design by Amalgams 2009